Каменный инвентарь стоянки Каменка 1 и проблемы изучения позднего мезолита в лесостепной зоне междуречья Дона и Волги

Люди эпохи мезолита

Аннотация

Статья посвящена введению в научный оборот позднемезолитической индустрии стоянки Каменка 1, расположенной в центральной части лесостепной зоны междуречья Дона и Волги, в бассейне р. Хопер. Материалы памятника, не имеющие явной инокультурной либо поздней примеси, дают эталонный образец для характеристики позднего мезолита региона. В совокупности с исследованными ранее стоянками с нарушениями культурного слоя изученная коллекция может быть включена в состав единой археологической культуры, ареал которой занимает лесостепную зону донского левобережья.

Техника расщепления камня базируется на утилизации пирамидального, карандаше-видного и торцового нуклеуса; направлена на получение пластин в технике отжима либо скола через посредник, а также удара мягким и жестким отбойниками. В каменной индустрии, несмотря на выразительный микролитический облик, преобладает отщеп в качестве основной заготовки. Ансамбль орудий представлен резцами, в основном без подработки ударной площадки, концевыми и концевыми-боковыми скребками, деревообрабатывающими орудиями, прежде всего, теслами, изготовленными из кварцита или сланца. Выразительны долотовидные орудия часто случайных форм, симметричные и асимметричные острия из пластин, средневысокие трапеции. Колющие наконечники стрел чаще всего представлены обломками, но среди них нет предметов с плоской подтеской. Находки шлифованных орудий из сланца и других т.н. «мягких» пород камня также придают определенные черты своеобразия данному кругу памятников. Дальнейшее изучение памятников через призму понятия «археологическая культура» позволяет вплотную подойти к решению вопросов неолитизации региона.

Ключевые слова и фразы: поздний мезолит, неолит, лесостепь, Подонье, доно-волжское междуречье, Хопер.

Annotation

The stone inventory of the stay Kamenka 1 and problems in the study of the late mesolithic in the forest-steppe zone between the rivers Don and Volga.

This article is devoted to the introduction into scientific circulation industry late Mesolithic site Kamenka 1, located in the central part of the forest-steppe region between the Don and the Volga River – in Hopper basin. Materials site without explicit foreign cultural or later impurities provide a reference model for the characteristics of the late Mesolithic region. In conjunction with the previously studied sites violations cultural layer, studied the collection can be included in unified archaeological culture, which occupies the area of the forest-steppe zone of the left bank of the Don. Stone splitting technique is based on the utilization of the pyramidal nucleus, aimed at obtaining the blades spinning in technique of or cleavage through an intermediary, as well as «soft» and «hard» strikers. In the stone industry, despite the expressive microlithic shape, flake prevails as the main piece. The ensemble of instruments is presented cutters, mostly without undermining the shock platform, the terminal and the terminal-side scrapers, woodworking tools, first of all, adze made of quartzite and shale. Are expressive chisel tools, often random shapes, symmetrical and asymmetrical tip of the points, medium high trapezoid. Tanged point arrow often represented by fragments, but among them there are no objects with flat splitting.Findings of polished tools from shale and other so-called «soft» stone rocks also give certain characteristics of originality to this range of sites. Further study of the sites through the prism of the concept of «archaeological culture» allows to come close to addressing the offensive of Neolithic in region.

Key words and phrases: Late Mesolithic, Neolithic, forest-steppe, Don region, Don-Volga, interfluve, Нoper.

О публикации

Исследование проведено при поддержке гранта РГНФ № 16-11-36601 е (р)

Авторы: .
УДК 902.01.
Опубликовано 23 декабря года в .
Количество просмотров: 64.

Стоянка Каменка 1 расположена на левом берегу р. Савала (правый приток р. Хопер), в ее приустьевой части, непосредственно в береговых отложениях, и на невысоком (до 2,5 м над поймой) береговом валу у старицы, сложенном аллювиальными отложениями. Памятник был выявлен В.В. Килейниковым в ходе разведки 1984 г. [1], позже исследовался автором разведочным раскопом на площади 18 м2 в 2003 г. [2] и на площади 36 м2 в 2004 г. [3; 4]. В полевом сезоне 2016 г. были продолжены исследования этого памятника, принесшие новые результаты [5]. Работы проводились на двух раскопах – на берегу р. Савала (50 м2), и в центральной части берегового вала (96 м2). Вторым раскопом была вскрыта часть насыщенного скопления находок (максимальная концентрация до 80 единиц на квадратный метр (рис. 1). Исследования проводились методом трехмерной фиксации всех находок при помощи тахеометра. Суммарно вскрытая за все годы исследований площадь составила 200 м2; полученная коллекция каменного инвентаря может быть доподлинно связана только с эпохой мезолита (неолитическая либо иная примесь отсутствовала), что делает объект исследования особенно ценным.

Основным поделочным сырьем для населения стоянки служил местный кварцит (83,5%) и галечный кремень (13,7%), в меньшей степени – алевролит (1,2%), песчаник (1,2%), опока (0,2%), сланец (0,1%). В единичных случаях встречен импортный меловой кремень из Поосколья или Подонцовья и гранит. С площади раскопов были получены находки из органических материалов: раковины Unio (3 экз.), речной улитки (1 экз.), кости млекопитающих (16 экз.), кости рыбы (4 экз.), мелкие фрагменты угля (7 экз.).

Подавляющее большинство изделий из камня на стоянке, как и на других памятниках Похоперья, было изготовлено из качественного мелкозернистого сливного песчаника (кварцита), в основном зеленого, серого либо оранжевого цвета. Корреляция типов орудий и исходного сырья для их изготовления демонстрирует абсолютное преобладание кремня только для изготовления резцов. Находки покрыты слабой патиной (94 ед., 34,2%), регулярной, бело-голубой, занимавшей всю поверхность изделия (97 ед., 35,3%), либо еще более глубокой белой патиной (84 ед., 30,5%).

В ходе работ была получена выразительная коллекция находок (2052 ед.), включавшая в себя 107 орудий (5%). Точные данные о составе коллекции каменного инвентаря сведены в таблицу 1.


Таблица 1. Стоянка Каменка 1. Каменный инвентарь

Каменный инвентарь со стоянки Каменка 1


Техника расщепления камня базировалась на утилизации пирамидальных (вплоть до карандашевидных) и торцовых нуклеусов (рис. 2: 1–6). Первые изготавливались из подходящих обломков либо проходили стадию пренуклеуса с формированием ударной площадки и плоскости скалывания. Заготовками для вторых служили естественные, образованные в результате выветривания кварцитовые плитки и отщепы.

Техника раскалывания была направлена в основном на получение отщепов, из которых изготавливалось подавляющее большинство орудий и пластин (12 % всех заготовок для орудий). Анализ ударных площадок сколов, нуклеусов в различной стадии утилизации свидетельствует о применении жесткого и мягкого отбойников в «ударной» технике, а также приема отжима или скалывания через посредник для получения тонких симметричных пластин с двух- или трехскатной спинкой. При этом количество находок микропластин и соответствующих им нуклеусов несопоставимо, скорее всего, по причине востребованности таких заготовок, которые уносились за пределы вскрытой раскопом площади.

Техника вторичной обработки включала в себя в основном крутую ретушь, в меньшей степени – резцовый скол, шлифовку т.н. «мягких» пород камня, плоскую подтеску. В ансамбле орудий преобладают резцы, в основном без подработки ударной площадки – на углу сломанной заготовки или двугранные (рис. 2: 9, 10, 15-18, 21, 22), отщепы с различной локализацией ретуши; концевые, в том числе двойные скребки (рис. 2: 11-13), раклет (рис. 2: 23). Комбинированные орудия представлены сочетанием резца и скребка (рис. 2: 19). Выразительную серию находок образуют тесла из кварцита, кремня и сланца (рис. 2: 27, 28, 31–34). Находки имеют подовальную, прямоугольную либо трапециевидную форму, изготовлены путем сплошной двусторонней обработки широкими сколами (рис. 2: 27, 31, 34) либо шлифовкой всей поверхности (рис. 2: 28, 33). Последние вместе с другими неопределимыми обломками шлифованных орудий составляют 14% среди всех орудий труда.

В единичных случаях встречены симметричные острия из пластин, обработанных крутой ретушью по краю (рис. 2: 37), крупное изделие из ребристого скола с симметричным и асимметричным оформлением кончиков остриев на двух противоположных концах (рис. 2: 40), обломок пластины с крутой ретушью края и конца, возможно, от обушкового ножа (рис. 2: 38), средневысокая трапеция со сломанным узким основанием (рис. 2: 39), долотовидное орудие из отщепа со следами утилизации в виде крупных выколов вдоль лезвия (рис. 2: 24), абразив из плитки песчаника со следами утилизации одного края. В целом в стандартной для памятников мезолита лесостепного Подонья индустрии обращает на себя внимание высокий процент деревообрабатывающих орудий.

Ранее исследователями неоднократно рассматривались различные аспекты изучения позднего мезолита в левобережье лесостепного Подонья [6; 7; 8; 9; 10; 11]. Многие сделанные на основе новых материалов выводы имели только лишь вероятностный характер в силу состояния источников: нарушения культурного слоя погребениями эпохи бронзы (Четвериково), наличия неолитической примеси (позднемезолитический слой Плаутино 2). Находки в отложениях данных стоянок шлифованных орудий ставились под сомнение. Теперь понятно, что они вполне могут соответствовать позднемезолитическим комплексам. По данным спорово-пыльцевого исследования раскопа 2004 г., время формирования культурного слоя памятника было отнесено ко второй половине бореала [12, с. 17].

Последние результаты исследования стоянки Каменка 1 открывают перспективы выделения археологической культуры позднего мезолита на территории лесостепной зоны междуречья Дона и Волги. Источниковую основу данной культуры, помимо описанной выше индустрии, составляют стоянки Плаутино 2 (слой позднего мезолита), Четвериково, Затон 1, ряд небольших местонахождений, опубликованных ранее [13, с. 79–88; 14, с. 110–132]. Все памятники объединяет доминирование кварцита в качестве основного сырья для изготовления орудий. Техника расщепления камня базируется на утилизации пирамидального, карандашевидного и торцового нуклеуса, направлена на получение пластин в технике отжима либо скола через посредник, а также удара мягким и жестким отбойниками. В каменной индустрии, несмотря на выразительный микролитический облик, преобладает отщеп в качестве основной заготовки. Ансамбль орудий представлен резцами, в основном без подработки ударной площадки, концевыми и концевыми-боковыми скребками, деревообрабатывающими орудиями, прежде всего, теслами, изготовленными из кварцита или сланца. Выразительны долотовидные орудия, часто случайных форм, симметричные и асимметричные острия из пластин, средневысокие трапеции. Колющие наконечники стрел чаще всего представлены обломками, но среди них нет предметов с плоской подтеской. Целые изделия подромбической формы с расширяющимся кверху пером, с ретушью брюшка. Находки шлифованных орудий из сланца и других т.н. «мягких» пород камня также придают определенные черты своеобразия данному кругу памятников.

Перечисленные типы орудий труда по отдельности не являются чем-то новым на карте мезолита Восточной Европы. Однако, учитывая территориальное «окружение» культуры, можно констатировать ее самобытность. Территории, расположенные к северу и северо-западу от лесостепи донского левобережья (юг волго-окского междуречья, бассейн Цны), в позднем мезолите были ареалом пургасовской, бутовской, барашевской и др. культур [15, с. 71–81]. Южнее, в степном Подонье, памятники мезолита характеризуются массовым распространением геометрических микролитов, прежде всего низких и средневысоких трапеций и сегментов [16]. Донское правобережье включает в себя ареал донецкой культуры [17; 18]. Несмотря на спорность отдельных вопросов ее содержания, материалы памятников выглядят достаточно своеобразно.

Аналогии описанным выше материалам обнаруживаются в лесостепной части При-хоперья, Примокшанья и Верхнего Посурья – в смешанных коллекциях стоянок Шапкино, Заречное 1, Пензенские, Большой Колояр [19; 20]. Как общая степень исследованности региона, так и состояние имеющихся источников не позволяют пока установить точную восточную границу культуры. Ее периодизация, судя по всему, не выходит за рамки одного этапа. Дальнейшая разработка проблемы будет связана с изучением новых памятников позднего мезолита в междуречье Дона и Волги.


Подрисуночные подписи:

Рис. 1. Стоянка Каменка 1. План и профиль залегания находок в раскопе 2

План и профиль залегания находок в раскопе 2 стоянки Каменка 1


Рис. 2. Стоянка Каменка 1. Каменная индустрия (2, 9, 10, 12–22, 24–26, 35, 36, 39 – кремень, 28, 32, 33 – сланец, остальное – кварцит)

Каменная индустрия стоянки Каменка 1

Список литературы / References

На русском

  1. Килейников В.В. Отчет об археологической разведке в 1984 г. Архив ИА РАН.
  2. Федюнин И.В. Отчет к открытому листу об археологической разведке по р. Хопер в 2003 г. Архив ИА РАН.
  3. Федюнин И.В. Отчет о раскопках стоянки Каменка 1 в Новохоперском районе Воронежской области в 2004 г. Архив ИА РАН.
  4. Федюнин И.В. Мезолитические памятники Среднего Дона. Воронеж, 2007.
  5. Федюнин И.В. Отчет о раскопках мезолитической стоянки Каменка 1 в Новохоперском районе Воронежской области в 2016 г. Архив ИА РАН.
  6. Синюк А.Т. Население бассейна Дона в эпоху неолита. Воронеж, 1986.
  7. Гапочка С.Н. Неолитические памятники с накольчатой и накольчато-гребенчатой керамикой лесостепного дона. Диссертация на соискание ученой степени к.и.н. Воронеж, 2001.
  8. Гапочка С.Н. Среднедонская неолитическая культура и ранний неолит лесостепного Дона // Известия Воронежского государственного педагогического университета. 2015. № 2 (267). С. 96–98.
  9. Гапочка С.Н. Проблемы генезиса неолита юга Донской Лесостепи // Взаимодействие и хронология культур мезолита и неолита Восточной Европы. Материалы Международной научной конференции, посвященной 100-летию Н.Н. Гуриной. Институт истории материальной культуры РАН, Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера). 2009. С. 140–141.
  10. Федюнин И.В. Мезолитические памятники Среднего Дона. Воронеж, 2007.
  11. Федюнин И.В. Палеолит и мезолит Южного Подонья. Воронеж, 2010.
  12. Федюнин И.В. Мезолитические памятники Среднего Дона. Воронеж, 2007.
  13. Федюнин И.В. Стоянка Плаутино 2 и ее место в мезолите бассейна Дона. Воронеж, 2012.
  14. Федюнин И.В. Палеолит и мезолит Южного Подонья. Воронеж, 2010.
  15. Сорокин А.Н. О мезолите низовьев р. Мокши // Тверской археологический сборник. Вып. 6. Тверь, 2004. C. 71–81.
  16. Цыбрий В.В. Неолит Нижнего Дона и Северо-Восточного Приазовья. Ростов-на-Дону, 2008.
  17. Федюнин И.В. Мезолит лесостепного Подонья в ретроспективе и перспективе исследования // Археология, этнография и антропология Евразии. 2015. Т. 43. № 1. С. 16–27.
  18. Федюнин И.В., Голеусов П.В., Сарапулкин В.А., Меркулов А.Н. Культурный слой и почвенно-генетические процессы в речных долинах правобережной Донской Лесостепи (по материалам стоянки Ильинка) // Археология, этнография и антропология Евразии. 2016. Т. 44. № 2. С. 56–68.
  19. Хреков А.А. Ранненеолитические памятники Лесостепного Прихоперья // Археология восточноевропейской степи. Вып. 3. Саратов, 1992. С. 6–11.
  20. Ставицкий В.В. Каменный век Примокшанья и Верхнего Посурья. Пенза, 1999.

English

  1. Kilejnikov V.V. Otchet ob arheologicheskoj razvedke v 1984 g. Arhiv IA RAN.
  2. Fedjunin I.V. Otchet k otkrytomu listu ob arheologicheskoj razvedke po r. Hoper v 2003 g. Arhiv IA RAN.
  3. Fedjunin I.V. Otchet o raskopkah stojanki Kamenka 1 v Novohoperskom rajone Voro-nezhskoj oblasti v 2004 g. Arhiv IA RAN.
  4. Fedjunin I.V. Mezoliticheskie pamjatniki Srednego Dona. Voronezh, 2007.
  5. Fedjunin I.V. Otchet o raskopkah mezoliticheskoj stojanki Kamenka 1 v Novohoperskom rajone Voronezhskoj oblasti v 2016 g. Arhiv IA RAN.
  6. Sinjuk A.T. Naselenie bassejna Dona v jepohu neolita. Voronezh, 1986.
  7. Gapochka S.N. Neoliticheskie pamjatniki s nakol’chatoj i nakol’chato-grebenchatoj keramikoj lesostepnogo dona. Dissertacija na soiskanie uchenoj stepeni k.i.n. Voronezh, 2001.
  8. Gapochka S.N. Srednedonskaja neoliticheskaja kul’tura i rannij neolit lesostepnogo Dona // Izvestija Voronezhskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. 2015. № 2 (267). P. 96-98.
  9. Gapochka S.N. Problemy genezisa neolita juga Donskoj Lesostepi // Vzaimodejstvie i hronologija kul’tur mezolita i neolita Vostochnoj Evropy. Materialy Mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii, posvjashhennoj 100-letiju N.N. Gurinoj. Institut istorii material’noj kul’tury RAN, Muzej antropologii i jetnografii imeni Petra Velikogo (Kunstkamera). 2009. P. 140-141.
  10. Fedjunin I.V. Mezoliticheskie pamjatniki Srednego Dona. Voronezh, 2007.
  11. Fedjunin I.V. Paleolit i mezolit Juzhnogo Podon’ja. Voronezh, 2010.
  12. Fedjunin I.V. Mezoliticheskie pamjatniki Srednego Dona. Voronezh, 2007.
  13. Fedjunin I.V. Stojanka Plautino 2 i ee mesto v mezolite bassejna Dona. Voronezh, 2012.
  14. Fedjunin I.V. Paleolit i mezolit Juzhnogo Podon’ja. Voronezh, 2010.
  15. Sorokin A.N. O mezolite nizov’ev r. Mokshi // Tverskoj arheologicheskij sbornik. Vyp. 6. Tver’, 2004. P. 71-81.
  16. Cybrij V.V. Neolit Nizhnego Dona i Severo-Vostochnogo Priazov’ja. Rostov-na-Donu, 2008.
  17. Fedjunin I.V. Mezolit lesostepnogo Podon’ja v retrospektive i perspektive issledovanija // Arheologija, jetnografija i antropologija Evrazii. 2015. T. 43. № 1. P. 16-27.
  18. Fedjunin I.V., Goleusov P.V., Sarapulkin V.A., Merkulov A.N. Kul’turnyj sloj i poch-venno-geneticheskie processy v rechnyh dolinah pravoberezhnoj Donskoj Lesostepi (po materialam stojanki Il’inka) // Arheologija, jetnografija i antropologija Evrazii. 2016. T. 44. № 2. P. 56-68.
  19. Hrekov A.A. Ranneneoliticheskie pamjatniki Lesostepnogo Prihoper’ja // Arheologija vostochnoevropejskoj stepi. Vyp. 3. Saratov, 1992. P. 6-11.
  20. Stavickij V.V. Kamennyj vek Primokshan’ja i Verhnego Posur’ja. Penza, 1999.

Оставить комментарий