Елецкие кружева как объект историко-культурного наследия

Елецкие кружева гармонично идут в ногу с современными технологиями

Аннотация

Статья посвящена истории становления и развития известного в России народного художественного промысла – Елецким кружевам. Автор прослеживает эволюцию художественных средств, которые использовали художники кружев на разных этапах его развития, выявляет имена художников и мастеров, внесших вклад в развитие промысла, определяет значение елецкого искусства кружевоплетения в отечественной художественной культуре.

История елецкого кружева охватывает несколько столетий, хотя первые достоверные ее свидетельства – письменные источники и датированные произведения – относятся лишь ко второй половине XIX в. Бурно развиваясь на протяжении XIX столетия, кружевоплетение в Елецком уезде Орловской губернии к началу XX в. получило широкое распространение. При этом на рубеже веков сохранялись разные формы развития народного искусства – как домашнее ремесло, так и промысел, ориентированный на потребности города. Связи между производителями кружева и потребителями осуществлялись через гигантскую сеть перекупщиков, в зависимость к которым попадали кружевницы. В целях быстрого заработка резко снизилось качество изделий. В этот период в качестве противовеса скупщикам были организованы кустарные склады, частные кружевные школы, которые существенно изменили положение кружевниц и состояние промысла. В советский период (1918-1999 гг.) и в XXI в. художники и мастера елецкого кружева сохранили традиционную технологию плетения, своеобразный характер узоров, благодаря чему елецкие кружева всегда узнаваемы среди прочих кружевных центров. Однако под влиянием различных факторов экономики, идеологии, культуры в развитии елецкого промысла происходили сложные процессы, во многом нивелировавшие уникальные черты своеобразия местных кружев. И только благодаря деятельности талантливых художников, их тесному взаимодействию с ВДНХ, НИИХП, участию в многочисленных международных и Всероссийских выставках елецкое кружево получило широчайшую известность.

Ключевые слова и фразы: Елец, Елецкие кружева, Орловская губерния, народные художественные промыслы.

Annotation

The article is devoted to the history of formation and development of the best-known in Russian folk art craft – Elets lace. The author traces the evolution of art means that artists have used the lace at various stages of its development, identifies the names of the artists and craftsmen who contributed to the development of the fishery determines the value of Yelets art of lace-making in the Russian artistic culture.

The history of Yelets lace covers several centuries, although the first reliable its evidence – written sources and dated works belong only to the second half of the nineteenth century the Rapidly developing throughout the nineteenth century, tatting in Yelets uyezd of the Oryol province to the beginning of the XX century became widespread. At the turn of the century remained different form of development of folk art – as a home craft and a craft that focuses on the needs of the city. Communication between producers and consumers of lace was carried out through a gigantic network of dealers, in relation to which fell the lacemakers. For quick earnings fell sharply quality products. During this period, as opposed to the buyers of the crafts were organized warehouses, private lace school, which significantly changed the position of the lace and the status of the fishery. In the Soviet period (1918-1999 g.) and XXIC. artists and craftsmen Elets lace has retained the traditional technology of weaving, the peculiar nature of patterns, making Elets lace are always recognizable among the other lace centers. However, under the influence of various factors of economy, ideology, and culture in the development of Elets fishery is a complicated process, largely offset the unique features of the local originality of the lace.

Key words and phrases: Elets, Elets lace, Orel province, the people’s major arts and crafts.

О публикации

УДК 93/94.
Опубликовано 30 сентября года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 236.

Наши постоянные авторы

Елецкие кружева как объект историко-культурного наследия

Yelets lace as an object of historical and cultural heritage

История становления и развития елецкого кружевного промысла своими корнями уходит в глубокую древность. Особые декоративные качества елецкого кружева, огромный масштаб его производства не раз привлекали внимание исследователей, начиная со второй половины XIX в. Однако считается, что кружевной промысел в Ельце начался в конце XVII – начале XVIII вв. Именно этим периодом был датирован фрагмент кружева, найденный во время археологических раскопок на Красной площади в Ельце в 1996 г. [2] С.П. Ершов отмечал, что «…появление елецкого кружева можно обосновать второй половиной XVIII в., когда Елец стал торгово-ремесленным городом, и согласно документам Разрядного приказа, вел торговлю с 55-ю городами России, Среднего Дона и вывозил не только хлеб, меха, кожу, муку, но и галантерею, т.е. кружево» [6]. Один из первых исследователей развития русского кружева С.А. Давыдова в 1880 г. писала: «Елецкий кружевной промысел городского происхождения. Сначала он появился в Ельце, а оттуда уже перешел в уезд. Когда и откуда он попал в Елец, сказать трудно. Со слов местных жителей известно, что промысел здесь существует издавна, и старики не помнят время, когда в Ельце не плели кружева» [4].

В 1913 г. один из деятелей Елецкого земства Ф.Н. Пилюгин, занимаясь историей елецкого промысла, писал: «…кружевной промысел в Ельце существует со второй половины XVIII в. и его инициаторами являются женщины из дворянских и купеческих семей, производивших кружева исключительно для собственных нужд. Позже к этой трудоемкой работе было привлечено немало горничных и всякого рода дворовых девушек, составлявших тогда многочисленный штат помещичьих усадеб» [9]. Несмотря на то, что образцов елецких кружев XVIII в. практически не сохранилось, с утверждением Ф.Н. Пилюгина трудно не согласиться.

Напомним, что резкая смена моды в России в XVIII в. привела к увеличению спроса на шелковое и льняное кружево. Ряд указов, данных Петром I, начиная с конца 1699 г. и вплоть до указа об Ассамблеях 1718 г., установил новые формы ношения той или другой одежды в повседневной жизни и в церемониальные дни, в холодное и теплое время года. Поскольку ввоз европейских кружев в Россию обходился царской казне слишком дорого, в 1725 г. Петром I в Москве, в Новодевичьем монастыре, была устроена мастерская, где обучались плетению кружев 250 девочек-сирот под руководством 30 опытных кружевниц, приглашенных из бельгийского города Брабанта [14, с. 189].

В связи с большой востребованностью в дворянском быту нитяного кружева в помещичьих усадьбах России для плетения кружев активно стали использовать труд крепостных девушек. В середине XVIII в. – начале XIX в. в ряде российских губерний (Тульской, Симбирской, Рязанской, Новгородской, Саратовской) появляются девичьи по производству кружев, крепостные мануфактуры. Самыми известными в этот период были кружевные мануфактуры князей Куракиных и помещицы Н.И. Протасовой Мценского уезда Орловской губернии, где трудилось около 2000 кружевниц. Мастерицы плели покрывала, накидки, скатерти, салфетки, кружевные пальто, платья и другие вещи, поставлявшиеся как царскому двору, так и вывозившиеся за границу. За образец были взяты западноевропейские кружева типа «шантильи», «валансьен», блонды, «малин», в которых преобладали растительные мотивы. В ведомостях мануфактур они назывались «французскими кружевами» [14, с. 245].

Говоря о развитии кружевного дела в Орловской губернии в период крепостнического хозяйства, уместно вспомнить о тяжелейших условиях жизни и труда крепостных кружевниц. Строжайший учет выработки, наблюдение за работой, учет затраченного времени и сырья – такова была нехитрая система управления «девичьей». Волокно плетеям выдавалось с весу, также принималось готовое изделие. Заранее готовый рисунок и сама работа, рассчитанная по часам и дням, ограничивали творчество крепостных мастериц, вернее, убивали его. Обдумывать, менять детали они не имели возможности. Все сводилось к высокому исполнительскому мастерству. Крепостные мастерицы работали с утра до вечера без надежд на творческую свободу, на личное счастье.

С отменой крепостного права в 1861 г. кружевной промысел начинает активно развиваться не только в Мценском, но и Елецком уезде. Искусными кружевницами были монахини женского Знаменского монастыря в Ельце, которые славились не только своим благочестием и подвижничеством, но и мастерством кружевоплетения. Их руками создавались настоящие произведения искусства из шелковых, льняных, золотых и серебряных нитей. Для ельчанок, занимающихся кружевоплетением и живших в городе, Знаменский монастырь был своеобразной школой кружевоплетения, где более 200 монахинь в специальной мастерской при монастыре выполняли заказы на штучные кружевные изделия, украшения для храмов и церквей, одежду для священнослужителей [12, с. 67]. Параллельно с развитием кружевоплетения, больше ориентированного на домашние нужды и не получившего еще промышленного масштаба, в Ельце существовал другой промысел, которым было занято женское население города, – плетение из ворсистой шерсти особого шнура гаруса, который шел на отделку военных мундиров. Из него делали темляки, аксельбанты для нижних чинов, обшивали погоны.

Документы свидетельствуют, что в год елецкие мастерицы изготавливали до 100 000 мотков гаруса на сумму до 10000 рублей. Если говорить о технике плетения гаруса, то плели его при помощи 8 толстых деревянных коклюшек и плоской подушки [11, с. 214]. К концу 70-х гг. XIX в. в связи с изменением армейской формы спрос на гарус упал, и многие ельчанки лишились заработка. Именно в этот период начинает активно развиваться кружевоплетение, которое собственно, и вытеснило с рынка гарус как таковой.

Согласно исследованиям С.А. Давыдовой, кружевное производство в 1870-е годы начинает проникать вглубь Елецкого уезда с необыкновенной быстротой и интенсивностью. Вокруг Ельца в радиусе 30 км наиболее развито было кружевоплетение в Суворовской, Ламской, Воронецкой, Верхнедрезгаловской, Становлянской, Афанасьевской, Казацкой, Стегаловской, Извальской, Чернавской, Тербунской, Казинской, Ястребиновской, Красно-Паленской, Перекоповской волостях. В 1885 г., когда известный русский драматург В.И. Немирович-Данченко направлялся через Елец в Пальну, родовое имение Стаховичей, он записал в своем дневнике: «Плетение кружев – один из самых старинных и распространенных промыслов в Елецком уезде и самом Ельце. Особенно хороши шелковые кружева. Они выше всяких сравнений» [7].

Примечательно, что с увеличением площади распространения промысла увеличивалось и число лиц, занятых в нем. Из числа зарегистрированных в 1913-1914 гг. кружевниц было 30 352 взрослых женщин и девушек и 10243 подростков и детей. По мере распространения кружевного промысла росло число торговых посредников и скупщиков, по заказу которых выполнялись кружевные работы. Они же снабжали кружевниц всем необходимым для работы, тем самым закабаляя многих из них. Но количественное развитие промысла шло в обратном направлении с качественным. Кружевницы, в целях быстрого заработка стали использовать некачественное сырье, в результате чего изделия удешевлялись, на рынках в Москве, Петербурге и за границей, куда вывозились кружева, падал авторитет елецких кружев [12, с.79].

Чтобы спасти народный промысел от произвола скупщиков, повысить качество изделий, в целях оказания помощи кружевницам по сбыту кружев и приобретению необходимых для работы материалов активизировало свою деятельность уездное Елецкое Земство. При его содействии были открыты 4 кружевных школы: в с. Большие Извалы (1908), Паниковце Воронецкой волости (1909), Грунином Ворголе Ястребинской волости (1910) и Рябинках Казацкой волости (1912). Эти школы стали своеобразным противовесом для скупщиков и должны были стать раздаточными пунктами для кружевниц на выгодных для них условиях, а также пунктами получения и приема заказов. Такую же миссию выполнял кустарный частный склад А.А. Стаховича, открытый в Пальне-Михайловке еще в 1891 г. В неурожайные и голодные для Елецкого уезда 1891-92 гг. организация таких складов была единственным способом выживания для тех, для кого кружевоплетение было единственным источником дохода [3, с.74].

Важное значение для развития кружевного промысла в Елецком уезде, сохранения елецких традиций плетения в этом искусстве имело открытие в 1892 г. в с. Пальна-Михайловка частной кружевной школы. Ее учредителем и попечителем стала Надежда Александровна Стахович (по мужу Огарева, 1854-1919 гг.). За 25 лет своего существования школа выпустила тысячи мастеров кружевоплетения, на плечах которых собственно и держался промысел [5, с. 226]. В 1893 г. в с. Свишни Стегаловской волости Елецкого уезда в своем имении открывает «Школу сельского хозяйства и домоводства с ремесленными отделениями…» помещица Мария Ивановна Колпенкая (1847-1915 гг.). За 12 лет своего существования школа выпустила немало профессиональных кружевниц, упрочивших славу Елецких кружев. Высококачественное тонкое белое кружево, выполненное парной и многопарной техникой, шелковые цветные мерные и штучные кружевные изделия ельчанок были востребованы как на российском, так и на европейском рынках. На III Всероссийском съезде деятелей кустарной промышленности в 1913 г. была дана высокая оценка деятельности приемных пунктов и кустарных складов, меценатам, земствам (в том числе и Елецкому), которые принимали активное участие в развитии кружевного промысла и улучшения положения кружевниц [13].

Первая мировая война, экономический кризис, а затем и гражданская война нанесли большой урон кружевному промыслу, резко изменились условия производства и сбыта изделий. Повысились цены на сырье, соответственно на изделия; прекратился вывоз кружевного товара за границу и западные губернии, ставшие прифронтовыми; в связи с военными действиями скупщики резко сократили размеры своих закупок, понизили цены на изделия и сырье; заниматься кружевоплетением стало экономически не выгодным делом. В таких условиях нависла угроза над существованием елецкого кружевного промысла. Его процветание в 1912-13 гг. сменилось глубоким кризисом, депрессией, застоем, потерей всероссийского значения (вплоть до 1918 г.).

В 1919 г. Советское правительство издает Декрет о кустарной промышленности, призванный спасти народные художественные промыслы, в том числе и кружевной. По всем местам бытования в России кружевоплетения мастерицы стали объединяться в артели, началось целенаправленное кооперирование кружевного промысла. С введением сдельной оплаты труда выросла производительность труда кружевниц, их доходы стали больше, увеличилось количество кружевных артелей. В 1919 г. Елецкий уезд Орловской губернии стал пионером кооперативного движения, где было создано уже 23 кружевных артели. В 1921 г. сформировалось Елецкое товарищество кружевниц, в состав которого вошло 2 500 кружевниц. В 1923 г. на I Всероссийской выставке сельского хозяйства в Москве были представлены разнообразные изделия елецких кружевниц, которые были отмечены Дипломом и серебряной медалью. Показателем возрождения елецкого промысла в 1920-е годы было участие елецких мастериц в международных выставках прикладного искусства в Париже в 1925-27 гг.

Надо сказать, что в 1920-е годы художественное развитие елецкого кружевного промысла шло по пути освобождения его от некоторой доли стилизации, подражания западно-европейскому кружеву и возвращения к русским, елецким формам орнамента. Этот процесс совершался вполне органично в силу отсутствия давления на творчество мастериц, которое в прошлом порождалось требованиями рынка. Сравнительно небольшой объем производства в эти годы позволил плетеям проделать отбор накопленного материала и сохранить лишь то, что соответствовало их вкусу и композиционному строю узоров елецкого кружева.

Важным событием в истории развития елецкого кружевного промысла было открытие в 1928 г. в Ельце по инициативе опытного педагога и художника по кружеву Анастасии Григорьевны Есаковой профшколы кружевниц. Впоследствии школа была преобразована в ПТУ №30, подготовившее сотни тысяч профессиональных кружевниц, которые и сегодня успешно работают в промысле.

В 1930 г. Елецкое товарищество кружевниц было преобразовано в Елецкий Союз кружевниц, в задачу которого входило руководство 50 кружевными артелями (30 000 человек), находящимися в Елецком, Становлянском, Красненском, Чибисовском, Чернавском, Измалковском и Долгоруковском районах. Председателем Союза был назначен Н.Н. Шепелев, человек с высокими организаторскими способностями, заинтересованный в развитии промысла. Благодаря получению ссуды на пополнение оборотных средств, снятию наценок на кружева на основании постановлений Совета Народных Комиссаров, в 1935 г. было налажено плановое снабжение елецких артелей, расширился ассортимент, улучшилось качество изделий. Трудно переоценить помощь Елецкому Союзу кружевниц в 1930-е годы Научно-исследовательского института художественных промыслов (г. Москва), при содействии которого была создана на предприятии художественная экспериментальная лаборатория, в задачи которой входили: разработка и внедрение в производство новых узоров, пересмотр имеющегося ассортимента, снятие с производства устаревших рисунков, разработка технологии размножения сколков [2, с.7].

Желая отразить в своем творчестве колоссальные сдвиги, происшедшие в СССР в результате индустриализации и коллективизации, елецкие мастерицы уже с конца 1920-х гг. стали вводить в кружевные изделия элементы советской эмблематики, потреты вождей, изображения тракторов, самолетов, парашютов и т.д. В этом стремлении сказывался не только показатель роста политической сознательности кружевниц, но и их желание выйти за пределы обычных форм и узоров, стремление своеобразно отразить пафос социалистического строительства [1].

Великая Отечественная война стала тяжелым испытанием для всего советского народа. В сентябре 1941 г. была прекращена деятельность Елецкого Союза кружевниц, а здание предприятия по ул. Карла Маркса было передано под госпиталь, многие сотрудники ушли в рабочие батальоны, в армию, стали связистами, санитарами, участвовали в боевых действиях [1]. Елец и прилегающие к нему районы кружевного промысла были прифронтовым тылом сражающейся Красной Армии. В 1942-1943 гг. во всех прифронтовых районах Орловской области: Измалковском, Становлянском, Красненском, Задонском, Долгоруковском и Елецком – все кооперативные артели работали на нужды фронта, были ориентированы на изготовление теплых вещей. Плетение кружев стало в то время больше занятием домашним. Но своим трудом в тяжелейших и опасных условиях, под обстрелом и бомбежками с воздуха, елецкие кружевницы оказали огромную помощь фронту.

Годы войны глубоко отразились на елецком кружевном промысле, многие образцы кружев были утеряны, большинство старинных сколков сгорели при бомбежках и пожарах в городе, предстояла большая работа по восстановлению кружевного промысла, возвращения к производству мирной продукции. В 1943 г. Совнарком СССР в Постановлении от 3.07.43 г. указал на необходимость восстановления елецкого кружевного промысла как составляющей народного хозяйства страны. Чтобы привлечь в промысел новые силы, зарплата кружевниц была установлена в размере 1000 руб. Кроме того, на базе Елецкого Союза кружевниц была организована 2-х годичная школа производственных мастеров-инструкторов кружевного дела в целях подготовки новых кадров для восстановления промысла. За период с 1945 по 1949 гг. количество артелей увеличилось до 38. Наиболее передовыми были артели «20 годовщина Октября», «Труд», «им. 18 партконференции», «им. Н.К. Крупской», «Заря», «им. В.И. Ленина», «Красная зорька», «Кооперативный путь», «Красная кустарка», «Искра». Руководителем Елецкого Союза кружевниц в 1940-е годы были Н.В. Коноплева (с 1941 по 1946 гг.) и Е.М. Векшина (с 1946 по 1956 гг.) [1].

В целях эффективного руководства кружевным производством, роста качества и количества изделий в 1950-е годы происходило укрупнение артелей. Эти преобразования позволили провести огромную работу не только по обновлению и совершенствованию художественной ценности елецких кружев, но и обогащению разновидностей рисунков и композиций кружевных изделий, повышению их художественного уровня. В немалой степени этому способствовала организация артельных, районных, городских выставок, а также участие елецкого промысла в международных выставках (Париж-1957, Брюссель-1958). Важным событием в истории развития елецкого кружевоплетения было приобретение в 1959 г. кружевоплетельных машин немецкого производства, благодаря которым расширился ассортимент изделий, помимо кружевных, стали выпускаться изделия, сочетающие ручное и машинное кружево (преимущественно в одежде).

На основании Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 20.07.1960 г. № 784 Елецкий Союз кружевниц был преобразован в Елецкий комбинат художественных промыслов с передачей его из промкооперации в местную промышленность. Кроме того, с 1963 г. продукция кружевного производства стала официально относиться к изделиям народных художественных промыслов [2, с. 23]. Основная деятельность комбината заключалась в выработке кружев ручной работы, а также швейных изделий, отделанных кружевом (постельное белье, скатерти, салфетки). Творить красоту, украшать жизнь и быт общества предметами кружевного искусства – все это вдохновляло труд кружевниц и художников, служило делу духовного обогащения народа, развитию его культуры. Если в прежние годы в рисунках кружевниц преобладали растительные и геометрические фигуры, то в 1960-е годы активно начинают создаваться панно и другие изделия, рассказывающие о развитии культуры, науки, искусства страны, прославляющие величие советского человека. Памятными событиями для комбината в 1960-е годы было участие в многочисленных выставках российского и международного уровня, где елецкие кружева были высоко оценены общественностью и специалистами. Руководителями предприятия в эти годы были В.М. Ермаков (с 1956 по 1968 гг.) и В.В. Селифонов (с 1968 по 1977 гг.) [1].

В 1972 г. целому ряду кружевных изделий впервые в истории комбината был присвоен Государственный Знак Качества. В целом по комбинату в 1970-е годы качество выпускаемой продукции составило 98,7%. Многим кружевницам было присвоено звание «Мастер золотые руки». В 1974 г. комбинат художественных промыслов был переименован в «Производственное художественное объединение «Елецкие кружева» (приказ № 78 от 16.05.1974 г.). Строчевышивальная фабрика являлась структурным подразделением ПХО [1].

Если характеризовать стиль кружевных работ ельчанок 1970-х гг., то можно сказать, что в целом было достигнуто равновесие между изобразительными и орнаментальными элементами. Не отказываясь ни от красоты цветочных узоров, ни от изобразительных мотивов, не прекращают мастерицы обновлять мерное кружево, много внимания уделяется предметам одежды. Не забывая местных традиций, кружевницы стали более свободными в выборе художественных средств и тем кружевных композиций (100-летие В.И. Ленина, 825 лет г. Ельцу, 60 лет образования СССР и др.).

Говоря о деятельности ПХО «Елецкие кружева» в 1980-е годы, отметим, что предприятие продолжало славные трудовые традиции героев предыдущих пятилеток, участвовало в социалистическом соревновании и было в лидерах по показателям в городе. На повестке дня были повсеместное внедрение бригадной формы организации труда, переход ПХО на новую систему планирования и экономического стимулирования. «Работать без отстающих!» — этот девиз прочно вошел в повседневную жизнь трудового коллектива. В целях обеспечения высокой производительности труда, повышения качества продукции, на ПХО как и на многих других предприятиях города, были созданы группы народного контроля. Прекрасным стимулом для работников кружевного промысла были проходящие в 1980-е годы в области конкурсы профессионального мастерства, выставки технического творчества, конкурсы на звание «Лучшая по профессии».

Начало 1990-х гг. для ПХО «Елецкие кружева» на фоне общих событий в стране было сложным периодом. Резкое повышение цен, сокращение спроса на кружевную продукцию, потеря рынков сбыта в связи с распадом СССР лишили объединение денежных средств, грозило полное банкротство. 65% кружевниц по разным причинам ушли с производства. Промысел необходимо было спасать. С 1992 г. по 1998 г. предприятие несколько раз меняло свой статус и с 1.07.1999 г. становится закрытым акционерным обществом (ЗАО), фирмой «Елецкие кружева». Новый статус давал предприятию свободу действий, независимость в стратегии развития, осуществлять которую стал новый генеральный директор ЗАО Ю.П. Сосов (с 1996 по 2012 гг.). Благодаря слаженной работе всего коллектива, ежегодные объемы производства увеличились на 150%. Были налажены прежние и выявлены новые рынки сбыта кружевной продукции. Предприятие активно стало сотрудничать с 40 регионами России, 200 торговыми предприятиями, ближним и дальним зарубежьем. Поскольку фирма «Елецкие кружева» в 1990-е годы активно участвовала в десятках Всероссийских и международных выставках, ярмарках, фестивалях народного творчества, елецкие кружева нашли своего покупателя не только в России, но и в США, Западной Европе, Австралии, Арабских Эмиратах. Подтверждением высокого качества кружевных изделий ельчан являются многочисленные Дипломы, отраслевые Благодарственные письма, медали, а главное – «Золотой Знак Качества» на протяжении последующих лет [1].

Как особое явление отечественной культуры и искусства елецкие кружева развивались и совершенствовались на протяжении столетий. И на каждом этапе его развития были созданы великолепные образцы прикладного искусства, отличающиеся высоким мастерством и совершенством исполнения.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Архив ЗАО фирмы «Елецкие кружева» (документы с 1921-2016 гг.)
  2. ГАЛО.Ф.Р-1304. Оп. 1. Д. № 1
  3. ГАОО.Ф.580. Оп.1. Д. № 2636
  4. Давыдова С.А. Русское кружево и русские кружевницы. – СПб., 1892.
  5. Елецкие корни. Вып № 2. Семья Стаховичей (под ред. С.В. Красновой). – Елец, 1996.
  6. Ершов С.П. Елецкие кружева и кружевницы. – Елец, 2007.
  7. Немирович-Данченко В.И. Из записных книжек // Елецкая быль. Вып. № 3. – Елец, 1994.
  8. Новосельцев А.В., Соловьев В.С., Тропин Н.А. Воскресенский Собор г. Ельца. – Елец, 1997.
  9. Пилюгин Ф.Н. Кружевной промысел в Ельце и уезде // Вестник Всероссийских съездов деятельности по кустарной промышленности. – СПб., 1913. – № 3. С. 23-31.
  10. Русский военный костюм XVII-XX вв. – Л., 1988.
  11. Твердова-Савицкая З.М. Очерк кустарных промыслов Елецкого уезда. – М., 1916.
  12. Труды III Всероссийского съезда деятелей по кустарной промышленности. Вып. № 1. – СПб., 1913.
  13. Фалеева В.П. Русское плетеное кружево. – Л., 1983.

English

  1. Arhiv ZAO firmy «Eleckie kruzheva» (dokumenty s 1921-2016 gg.)
  2. GALO.F.R-1304 Оp.1. D. № 1
  3. GAOO.F.580. OP.1. D. № 2636
  4. Davydova S.A. Russkoe kruzhevo i russkie kruzhevnicy. – SPb., 1892.
  5. Eleckie korni. Vyp № 2. Sem’ja Stahovichej (pod red. S.V. Krasnovoj). – Elec, 1996.
  6. Ershov S.P. Eleckie kruzheva i kruzhevnicy. – Elec, 2007.
  7. Nemirovich-DanchenkoV.I. Iz zapisnyh knizhek // Eleckaja byl’, vyp. № 3. – Elec, 1994.
  8. Novosel’cev A.V., Solov’ev V.S., Tropin N.A., Voskresenskij Sobor g. El’ca. – Elec, 1997.
  9. Piljugin F.N. Kruzhevnoj promysel v El’ce i uezde // Vestnik Vserossijskih sezdov dejatel’nosti po kustarnoj promyshlennosti. – SPb., 1913. – № 3.
  10. Russkij voennyj kostjum XVII-XX vv. – L., 1988.
  11. Tverdova-Savickaja Z.M. Ocherk kustarnyh promyslov Eleckogo uezda. – M., 1916.
  12. Trudy III Vserossijskogo sezda dejatelej po kustarnoj promyshlennosti.Vyp. № 1. – SPb., 1913.
  13. Faleeva V.P. Russkoe pletenoe kruzhevo. – L., 1983.

Оставить комментарий