Деятельность американской администрации помощи в Пермской губернии (1922-1923 гг.)

Американская администрация помощи выгружает продукты

Аннотация

В статье впервые рассматривается деятельность Американской администрации помощи (АРА) в Пермской губернии в голодные 1922-1923 гг. Ее южная часть особенно нуждалась в продовольственной поддержке. Летом 1922 г. детские столовые АРА начали работать в Перми и в некоторых уездах губернии. В них дети получали горячие обеды, приготовленные из продуктов, привезенных из США. В это же время взрослые голодающие начали получать пайки кукурузы. Автор подробно показывает размеры продовольственной и иной поддержки населения.

При посредничестве АРА местные крестьяне получали семенное зерно пшеницы, купленное Советским правительством в Америке. АРА посылала в губернию также лекарства и госпитальное оборудование. Учителя получали продовольственные и вещевые посылки. Иностранная помощь поступала в губернию через окружные конторы, расположенные в Уфе и Казани. Существенная помощь губернии оказывалась до конца сентября 1922 г. Затем в связи с удовлетворительным урожаем она была уменьшена, но с весны 1923 г. помощь детям от Казанского отделения АРА вновь стала увеличиваться. Дается анализ непростых взаимоотношений руководства губернии и представителей иностранной организации. Местные власти подозревали, что АРА ставит перед собой и другие цели, кроме чистой благотворительности. В то же время они рекомендовали не создавать ей препятствий, предоставляли в ее распоряжение склады и другие помещения. Подчеркивается, что помощь из Америки спасла жизни тысяч жителей губернии и способствовала возрождению экономической жизни края.

Ключевые слова и фразы: Пермская губерния, голод, 1922-1923 гг., иностранная помощь, Американская администрация помощи.

Annotation

The article deals with the activity of the Russian Unit of the American Relief Administration (ARA) in Perm Province at 1922-1923. The southern parts of the Province were acknowledged as famine-stricken and needed food aid. In the summer of 1922 the ARA kitchens for starving children were open in Perm city and in some Districts of the Province. In the ARA kitchens the children received hot meals that were prepared from food stock sent from the USA. At the same time the adults received American maize. In the article there are shown the sizes of food and other aid to the population of the Province. Through the agency of the ARA the peasants of the province also received wheat seed, which was bought by the Soviet Government in the USA. The ARA sent medicine and hospital supplies there, too. The teachers of the Province also received parcels containing food and clothes. The foreign aid was given through the Kazan and Ufa offices of the ARA until the end of September 1922. Then the aid was reduced because of the satisfactory harvest of `1922. From the spring of 1923 the aid for children from the Kazan office of the Russian Mission of the ARA increased. The author also analyzes the complicated relations between the local authorities and the ARA men. The Soviet authorities suspected that the foreign organization had other aims except pure charity. At the same time they recommended that no obstacles should deter the work of the charitable organization. The rural authorities gave the ARA warehouses and other buildings. It is stressed that the American aid saved the lives of thousands inhabitants of the Perm Province and helped reconstruct the economy.

Key words and phrases: the Perm Province, famine, 1922-1923, foreign aid, American Relief Administration.

О публикации

УДК 94(47+57).
Опубликовано 7 июля года в .
Авторы статьи: .
Количество просмотров: 63.

Наши постоянные авторы

Деятельность американской администрации помощи в Пермской губернии (1922-1923 гг.)

The work of the american relief administration in Perm province (1922-1923 gg.)

Голод начала 20-х годов XX в. поразил не только Поволжье, но и Урал, а также некоторые другие территории Советской России. Самостоятельно справится с такой небывалой катастрофой стране, только что вышедшей из гражданской войны, было крайне трудно. Правительству большевиков пришлось обратиться за помощью к зарубежной общественности. На призыв о поддержке голодающих откликнулись не только пролетарии, симпатизировавшие революционной России, но и многие буржуазные филантропические организации. Среди них крупнейшей была Американская администрация помощи, более известная как АРА (от английского American Relief Administration). Будучи формально независимой частной организацией, она имела тесные связи с правительством США и обладала огромными ресурсами.

В августе 1921 г. в Риге был заключен договор представителей центральной советской власти с представителями АРА. Осенью того же года так называемая Русская миссия Американской администрации помощи начала работу по питанию голодающего населения РСФСР. Вначале деятельность организации ограничивалась в основном территорией Поволжья, но затем распространилась и на Урал. Учитывая огромные пространства, на которых приходилось работать АРА, ее руководство приняло решение проводить свою деятельность через местные (окружные) филиалы, расположенные в некоторых губернских центрах.

В 1922 и 1923 гг. Американская администрация помощи оказывала продовольственную и медицинскую поддержку Пермской губернии. Здесь, по официальным оценкам, голодало до одной трети населения [3, 25 июня]. По более точным сведениям местных чекистов, таковых в губернии было 35,3% [4, ф. 557, оп. 3, д. 23, л. 2]. Следует заметить, однако, что в то время к числу голодающих не всегда причисляли людей, имевших в достаточном количестве пищевые суррогаты.

Пермская губерния некоторое время относилась к числу относительно благополучных территорий. Однако тяжелое продовольственное положение населения ее южных уездов заставило центральное советское правительство в начале 1922 г. выделить некоторые ресурсы и для Перми. В самой губернии также собирались средства для земляков, попавших в тяжелое положение. Распределением помощи занималась губернская комиссия помощи голодающим (губпомгол). Однако имеющегося в ее распоряжении продовольствия и денежных средств было недостаточно. К лету 1922 г., когда иссякли последние имевшиеся в запасе пищевые суррогаты, положение в некоторых местах стало поистине катастрофическим. В этот трагический момент существенную поддержку населению губернии оказала АРА.

В данной статье мы постараемся показать масштабы американской помощи Пермской губернии и некоторые аспекты взаимоотношения местных властей с представителями зарубежной организации. В целом эта тема отечественными историками еще не рассматривалась, хотя можно отметить несколько небольших публикаций Е.Н. Шумилова, где отчасти была отражена деятельности АРА в Осинском уезде [7, с. 119; 8, с. 40].

Наиболее пострадавшими от неурожая были Осинский и Cарапульский уезды губернии. Сюда была направлена помощь из Казанского округа АРА. Сам губернский центр и Пермский уезд взяла под свою опеку контора Уфимско-Уральского округа американской организации. В первую очередь продовольственная поддержка оказывалась самым беспомощным жертвам голода, а именно – детям. Для них были открыты столовые, в помещениях, которые предоставляли местные власти. Они же должны были обеспечить подвоз продуктов и обеспечить кухни инвентарем и топливом. В столовых АРА дети ежедневно получали горячую пищу, приготовленную на месте из продуктов, присланных из США. В состав недельного меню входили сладкое какао, рисовый пудинг, рис с лапшей, жиры, белый хлеб. Калорийность порций была небольшой, так как американцы рассматривали свое питание как «дополнительное». На деле же в некоторых местах это было единственное нормальное питание. Наряду с детьми к столовым могли быть приписаны беременные женщины, кормящие матери и инвалиды.

Первые детские столовые в середине июня 1922 г. организовали представители Казанского отделения АРА. Во второй половине этого месяца американские продуктовые пайки стали получать в волостях Сарапульского уезда [3, 29 июня]. В Осинском уезде в июне горячие обеды получали около 20 тысяч детей. Тогда же взрослым стали выдавать кукурузу, которая в некоторых документах того времени отмечалась как «маис». На одного человека полагался месячный паек в двадцать с половиной фунтов зерна (примерно 8,4 кг). Из смолотой самостоятельно кукурузы можно было испечь хлеб, приготовить кашу или сварить похлебку. Такие пайки в Осинском уезде получили 82 тысячи взрослых. Всего же здесь было получено 58136 пудов различных продуктов [3, 30 июня]. Газета «Звезда», например, рассказала о помощи американцев Аряжской волости Осинского уезда. Там было открыто семь столовых, где выдавались горячие обеды и, кроме того, отпускалось до 5000 пайков кукурузы взрослому населению. Автор заметки отмечал, что «помощь эта была чрезвычайно своевременна». Также подчеркивалось, что от голодной смерти в этой волости были спасены сотни людей и что помощь «дала возможность крестьянам справиться с сенокосом» [3, 24 сентября].

Несколько позднее началось питание детей и взрослых в городе Перми и Пермском уезде. В начале июня 1922 г. здесь побывал инспектор Уфимско-Уральского отделения АРА Уильям Келли. 4 июня он подписал договор с председателем Пермской комиссии помощи голодающим о том, что его организация «принимает на себя питание семи тысяч детей города Перми и будет выдавать регулярную месячную норму кукурузы пяти тысячам взрослых». В свою очередь губисполком обязывался бесплатно предоставить американской организации склады и конторское помещение, оказывать содействие при перевозке грузов и оплачивать ее текущие расходы по оказанию помощи местному населению [3, 24 июня; 4, ф. 557, оп. 3, д. 82, л. 44]. Для организации столовых властями было израсходовано около полутора миллиардов рублей. Хозяйственные организации города и уезда бесплатно оказали некоторую материальную поддержку питательным пунктам, хотя, как признавалось позднее, для этого «нужно было пройти целую гору формальностей», так как «этого требует НЭП и хозрасчет» [4, ф. 557, оп. 3, д. 82, л. 33об]. С целью содействия успешной работе АРА при этой организации был организован городской комитет. Город был разделен на 4 района, в каждом из которых также создавался общественный комитет содействия АРА.

В Перми 18 июня 1922 г. был открыт и большой транзитный склад АРА. Продовольствие в основном поступало по реке. До 1 августа только кукурузы было получено 4 баржи и 1 пароход, всего 100111 мешков общим весом 359152 пуда и 10 фунтов. По железной дороге и речным транспортом значительная часть этого груза была отправлена в зону действия Уфимско-Уральского округа АРА, а именно в Челябинск, Кыштым, Екатеринбург и некоторые другие места. За тот же период на пермский склад прибыло 9 вагонов детского питания [4, ф. 557, оп. 3, д. 82, л. 33об].

Первая детская столовая АРА в Перми была открыта 1 июля 1922 г. по адресу улица Кунгурская, дом № 22. Она была рассчитана на ежедневные обеды для 1700 человек. В тот же день был открыт питательный пункт в помещении Ольгинского училища, где предполагалось кормить 500 человек. Чуть позже начали работать еще четыре городские столовые. Остальные пайки были распределены по закрытым детским учреждениям (переданы в детский дом и больницы). Еще три тысячи детских пайков было отпущено Пермскому уезду. В одиннадцати уездных столовых АРА ежедневно питалось от 140 до 600 детей. Самая большая столовая была открыта при Юновском заводе [4, ф. 557, оп. 3, д. 82, л. 43].

Для взрослых голодающих в городе были открыты 11 пунктов распределения кукурузы. Первыми пайки 29 июня получили беженцы, обитавшие в линейном эвакопункте, и сотрудники этого учреждения. Кроме них кукурузу стали выдавать преподавателям и студентам Пермского университета, учителям, сотрудникам детдомов, медикам, обитателям дома инвалидов. В Пермском уезде было распределено 5000 взрослых пайков [4, ф. 557, оп. 3, д. 82, лл. 42, 45]. Чуть позже количество выдаваемых пайков увеличилось. Всего, по данным Уфимской конторы АРА, в июле 1922 г. в Перми и Пермском уезде американское питание получали 11000 детей и 10000 взрослых [10, box 130, folder 2].

Из наиболее пострадавших от голода территорий Пермской губернии не получал зарубежную помощь лишь Оханский уезд, но туда, как отмечала местная газета, «ввиду получения пайков АРА», была перенаправлена значительная часть помголовских пайков из Перми [3, 5 июня]. Это подтверждается и документами. Если в апреле-июне 1922 г. в этом уезде продовольственную помощь получали всего 1500 детей, то в июле общественным питанием были обеспечены 12100 детей и 10700 взрослых [4, ф. 557, оп. 3, д. 252, л. 36]. Таким образом, надо признать, что косвенно американские продовольственные поставки помогли и Оханскому уезду.

Непосредственно ответственным в губернии за связь с американской организацией (полномочным представителем) был назначен И.А.Гладких. Он достаточно рьяно взялся за выполнение своих обязанностей, хотя, как признавался позднее, начал работу, «мало представляя себе организацию АРА». Руководствуясь указаниями руководства губернии, ее полпред поставил перед собой задачу, общаясь с сотрудниками АРА «извлечь максимум пользы при затрачивании минимума народных средств». В то же время он обязался «обезвредить политически данную организацию», т.к. его предупредили, что эта иностранная структура является «буржуазной» [4, ф. 557, оп. 3, д. 82, л. 32].

Еще накануне получения продовольствия крестьянам Пермской губернии стали раздавать семенное зерно американской пшеницы. Пшеница была куплена Советским правительством за золото в начале 1922 г. и на судах относительно быстро доставлена через океан в российские порты. Как отмечал официальный историограф АРА Г.Фишер, семена для России специально приобретали в северо-западных штатах США, где климатические условия были схожи с российскими [9, p. 170]. Информация об отправке в Пермскую губернию закупленной в Северной Америке пшеницы стала известной в первых числах мая. «Вагоны на пути в Пермь», – сообщала газета «Звезда» [3, 6 мая]. Правда, из-за транспортных трудностей семена в губернию прибыли относительно поздно и частично были употреблены в пищу голодными людьми. Но все же крестьянам удалось засеять некоторые участки полей американской пшеницей. В «Звезде» была помещена интересная заметка под названием «Мериканский мешок». В ней с изрядной долей юмора рассказывалось о том, как местные не слишком грамотные крестьяне с изумлением рассматривали присланные им «мериканские» мешки с семенами, помеченные непонятными надписями на английском языке, и оживленно обсуждали далекую и загадочную страну, откуда прибыл этот ценный груз [3, 24 мая].

Сбор урожая 1922 г. в Пермской губернии, как в целом по всей стране, был относительно удовлетворительным. Это объяснялось как хорошими погодными условиями, так и полученной помощью извне. В начале сентября 1922 г. губернский исполком принял решение «ликвидировать питание АРА в г. Перми и Пермском уезде». Мотивировалось это тем, что у местных властей не хватало средств на содержание столовых и инспекторской службы АРА. Второй причиной называлось «неправильная тактика поведения инспекторов и инструкторов» этой организации. Они, как указано в документе, позволяли себе «антиполитические выходки». В качестве серьезного аргумента в пользу этого решения представитель исполкома писал в Уфу: «Мотовилихинские рабочие сами отказались принимать помощь от АРА». Не желая принимать дальше американское продовольствие, руководители губернии предполагали оставшиеся запасы передать в распоряжение Губкомпомголода и распоряжаться ими самостоятельно [1, ф. Р-19, оп. 1, д. 263, л. 144]. В Уфимской окружной конторе АРА это вызвало резко негативную реакцию. Поставки американского продовольствия в Пермь и Пермский уезд через Уфимское отделение АРА были прекращены. Тем не менее, до 23 сентября здесь ежедневно в ее столовых выдавали около 10000 пайков [4, ф. 557, оп. 3, д. 82, л. 33 об].

С конца сентября 1922 г. американцы резко сократили помощь во всех своих округах. В основном они продолжали поддерживать лишь некоторые детские дома и приюты. Однако в начале 1923 г. обнаружилось, что во многих местах России население продолжало испытывать трудности с продовольствием. В результате помощь голодающим вновь стала нарастать. В феврале месяце этого года в Пермскую губернскую комиссию по борьбе с последствиями голода (губпоследгол) поступило предложение от Уфимского отделения АРА об оказании помощи детским домам и беспризорным детям. Пленум Губпоследгола «признал помощь от АРА желательной». Была составлена заявка на потребные поставки. Предполагалось запросить 150000 пудов разного продовольствия. Правда, вновь были высказаны претензии к методам работы иностранной организации, и решение проблемы было отложено [1, ф. Р-19, оп. 1, д. 86, л. 30 об]. Судя по документам, продовольственная помощь Пермской губернии от Уфимского отделения весной-летом 1923 г. так и не возобновилась. В то же время Казанское отделение АРА работу не прекращало. Весной 1923 г. столовые АРА продолжали действовать в Осинском уезде, хотя в период распутицы из-за проблем с транспортировкой нормы снабжения пришлось уменьшить. До середины апреля здесь ежедневно выдавали 15 тысяч пайков, затем дополнительно было выделено еще 5 тысяч пайков [1, ф. Р-357, оп. 1, д. 10, л. 43]. Надо отметить, что американцы в 1923 г. учли некоторые свои ошибки прошлого года. Специальным циркуляром они разрешили до начала полевых работ, когда крестьянские лошади еще не были заняты на поле, завезти в сельские столовые не обычную месячную норму продовольствия, а в два с половиной раза больше [1, ф. Р-357, оп. 1, д. 10, л. 28].

Весной 1923 г., планируя выезд из страны, АРА стала более интенсивно раздавать свои продукты. Обеспокоенная этим Москва в мае 1923 г. обязала местные власти препятствовать «разбазариванию» необходимых ресурсов. Из оставшихся запасов американской организации планировалось создать продовольственный фонд, чтобы, как отмечалось в секретном документе, «безболезненно пережить переходный момент поступления на содержание государства до трех миллионов душ» [5, с. 29]. Исходя из этих предписаний, стало сокращаться питание и в Осинском уезде. Так, 16 мая уездный комитет АРА рекомендовал волостным комитетам срочно пересмотреть списки питающихся в столовых, объясняя это тем, что, наряду с действительно нуждающимися детьми, «питаются дети граждан, имеющие запасы в сотни пудов пшеничной муки» [1, ф. Р-357, оп. 1, д. 13, л. 78]. Позже было запрещено получать пайки АРА членам волостных комитетов АРА (за исключением председателя) с целью «сохранения их на нужный голодный момент». По распоряжению властей, вопреки соглашению с АРА, ее собственность специально задерживалась на складах. В результате обеспокоенные американцы были вынуждены послать в Осу своего представителя, чтобы разобраться в причинах задержки [1, ф. Р-357, оп. 1, д. 13, л. 87].

В местах голода свирепствовали заразные болезни, поэтому наряду с продовольственной помощью АРА присылала в Россию медикаменты, госпитальное оборудование и средства дезинфекции. Кроме того, всем посещающим детские столовые в обязательном порядке выдавали мыло. Только за период с 1 ноября 1922 г. по 1 мая 1923 г. губернией было получено два с половиной вагона медикаментов. Как признавалось Пермским последголом, медицинская помощь АРА «дала значительную поддержку в мероприятиях по улучшению санитарного состояния губернии» [1, ф. Р-19, оп. 1, д. 86 л, 30 об]. Последние медицинские грузы Осинскому уезду были отправлены из Казани в июне 1923 г. [1, ф. Р-357, оп. 1, д. 10, л. 49]. По разным оценкам, после отъезда АРА из страны американскими лекарствами лечебные учреждения России пользовались от шести месяцев до двух лет.

Программу питания детей и взрослых американцы дополнили своей посылочной программой. Продовольственные и вещевые (мануфактурные) посылки, купленные американскими и европейскими гражданами через местные представительства АРА, передавались конкретным лицам и определенным профессиональным коллективам в России. Такие адресные отправления получали и в Пермской губернии. В марте 1923 г. в Уфе представители отделов народного образования уральских территорий вместе с сотрудниками АРА распределяли продовольственные и вещевые посылки среди школьных работников. Часть их была передана учителям Пермской губернии [2, ф. Р-1058, оп. 1, д. 69, л.141]. В апреле того же года Казанское отделение АРА выделило 15 продовольственных посылок для отдела народного образования Осинского уезда. Они были предназначены для 30 человек. На одного получающего посылку приходилось 11,5 кг муки, 5,7 кг кукурузы, 2,25 кг сала, 3,5 кг сахара, 10 банок сгущенного молока и 0,68 кг какао. Тех, кто получал посылки, по требованию американцев, полагалось информировать, что это подарок «от имени учителей Америки». Из конторы АРА также сообщали, что готовы прислать продовольственные и вещевые посылки и в мае. Для этого они просили письменно подтвердить, что их предыдущие поставки действительно были распределены среди наиболее нуждающихся лиц [1, ф. Р-357, оп. 1, д. 4, л. 12-12об.]. Известно, что в мае в Осинский уезд были прислано некоторое количество продовольственных посылок и мануфактурные посылки на 18 человек. Контора АРА сообщала, что ей пришлось урезать число посылок, так как «некоторые районы с величайшей небрежностью отнеслись к высылке расписок и ответных писем» [1, ф. Р-357, оп. 1, д. 4, л. 29]. Здесь надо добавить, что учителям в Пермской губернии в указанное время месяцами не платили жалование, и полученная материальная помощь от их заокеанских коллег существенно помогла некоторым из них.

В июне 1923 г. в зону деятельности Казанского округа АРА в Пермской губернии поступала детская одежда (фланелевые костюмы, платья, белье и т.п.). Все это по требованию американцев подлежало раздаче детям закрытых учреждений [1, ф. Р-357, оп. 1, д. 10, л. 48]. Из документов также следует, что обувь и одежду бесплатно получали некоторые дети, посещавшие обычные столовые АРА [1, ф. Р-357, оп. 1, д. 13, л. 8(л) об.].

Для различных учреждений разоренной губернии существенным подспорьем была и тара от американских продуктов. Так, использованные жестяные банки из-под сгущенного молока передавались в больницы и детские дома для изготовления кружек для питья. В ход шли также оставшиеся от продуктов порожние мешки, бочки, ящики. Известно, что в счет покрытия задолженности АРА управлению коммунального хозяйства Перми от этой организации был передан автомобиль с оценкой в 2666 рублей 67 копеек золотом и сто червонцев [1. ф. Р-347, оп. 1, д. 71, л. 41].

Отдельно следует остановиться на взаимоотношениях местных властей и их полномочного представителя с инструкторами и инспекторами АРА. Эти служащие иностранной организации набирались из числа российских граждан. Они непосредственно занимались организацией помощи голодающим на местах и контролем над расходованием продуктов. Как правило, это были представители бывших имущих классов, которым власти не вполне доверяли. Было опасение, что американская организация попытается использовать их в целях, далеких от благотворительности. В связи с этим служащие АРА находились под пристальным вниманием специальных уполномоченных представителей при этой организации и чекистов.

Ответственным инспектором за распределение помощи в Пермской губернии американцы назначили российского гражданина Панфилова. В отчете полпреда И.А. Гладких отмечается, что этот человек «зарекомендовал себя как человек вне политики, формалист». В то же время сотрудник благотворительной организации был назван «буржуазной собакой, на которую надет намордник пролетариата». Таких оценок он удостоился за то, что, следуя инструкции, отказывался набирать служащих в местную инспекцию АРА через профсоюзы и отделы труда исполкомов. Особенное возмущение властей вызывало включение по рекомендации американцев в комитеты содействия АРА священнослужителей. Это считалось «дискредитированием завоеваний пролетариата». Впрочем, в состав названных комитетов в Пермской губернии, как и везде в Советской России, власти проводили своих людей, которые не должны были допустить превращения их в «контрреволюционные очаги». В отчете полпреда Гладких отмечается, что в комитеты содействия АРА «были влиты работники, на которых можно положиться». Далее он констатирует: «Сопоставляя силы товарищей коммунистов, работающих прямо или косвенно в организациях американской администрации, нужно с уверенностью сказать, что цель американской администрации, если она имеется, какая бы то ни было, не оправдывает средств в Пермской губернии». В то же время полпред сообщал, что он нашел необходимость и в «тесной связи с ГПУ, которое точно также следит за работой каждого сотрудника и всей организации в целом» [4, ф. 557, оп. 3, д. 252, л. 37].

Как нам представляется, власти Советской России излишне подозрительно относились к американской организации и к ее сотрудникам, полагая, что они будут вести подрывную деятельность. В основном эти люди честно выполняли свою работу. Однако некоторые основания для тревоги у большевистского руководства как в центре, так и на местах всё же были. В информационной сводке Пермского губчека о настроениях крестьян в одном из уездов, положение которого сами чекисты оценивали как «катастрофическое», например, сообщалось следующее: «Население ждет свержения Советской власти, прихода американцев, когда жизнь, якобы, будет хорошая» [6, ф. П-1, оп. 1, д. 522, л. 83об.]. Эту информацию косвенно подтверждает письмо одного из руководителей Оханского уезда. Крестьяне волостей, граничивших с Осинским уездом, где выдавалась кукуруза и американская семенная пшеница, упрекали власти: «Рядом с нами выдают всё, и семян выдали больше, и сейчас много выдают хлеба на питание, а вы ничего не делаете и не даете». Все это, по признанию автора письма, «создавало плохое политическое настроение» [1, ф. Р-19, оп. 1, д. 263, л. 210].

Надо отметить, что такие настроения среди крестьян тревожили власть. Газета «Звезда» благодарила американцев за помощь и в то же время отмечала следующее: «Где только не знают слово АРА? Даже в тех районах, где вовсе АРА не работает, а кормит детей наш Помгол или какая-либо другая организация, и если вы спросите обывателя, кто им помогает, то получите ответ: «АРА какая-то» [3, 24 сентября]. Многие местные члены большевистской партии, как отмечалось в секретном циркуляре Губернского комитета РКП(б), «не представляя сущности этой организации», делали неверный к ней подход. Губком разъяснял партийцам, что «АРА – организация буржуазная, непролетарская, восхвалять ее работу – неверный политический шаг». Отмечая, что «недопустимы выступления против АРА официальных представителей Соввласти и компартии», губернский комитет в то же время рекомендовал: «Препятствовать выступлению рядовых беспартийных не нужно» [4, ф. 557, оп. 3, д. 219, л. 7]. Через некоторое время Пермский уездный комитет РКП(б) в секретном письме райкомам и ячейкам еще раз довел до сведения коммунистов, что «АРА является представителем буржуазии, а не пролетариата». Опять же подчеркивалась недопустимость открытых выступлений советских и партийных органов против АРА, «ибо нужно учитывать тяжелый переживаемый момент и помощь, всё же оказываемую АРА» [4, ф. 557, оп. 3, д. 219, л. 8].

Оценивая деятельность Американской администрации помощи в Пермской губернии, отметим следующее: эта иностранная организация внесла значительный вклад в борьбу с голодом начала 1920-х гг. Благодаря ее существенным продовольственным и медицинским поставкам, удалось спасти от смерти несколько тысяч человек. Местные власти в целом приветствовали зарубежную помощь и оказывали посильное содействие благотворительной деятельности АРА, хотя у нее имелись определенные подозрения относительно ее намерений. Поставки АРА в губернию также способствовали процессу восстановления народного хозяйства на этой территории.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Государственный архив Пермского края (ГАПК).
  2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ).
  3. «Звезда». Орган Пермского губкома РКП, Губернского исполкома и Губпрофсовета. 1922.
  4. Пермский государственный архив новейшей истории (ПГАНИ).
  5. Советско-американские отношения. Годы непризнания. 1918-1926. – М., 2002. – 629 с.
  6. Центральный архив общественных объединений Республики Башкортостан (ЦАОО РБ).
  7. Шумилов Е.Н. Голод 1921-1922 гг. в Прикамье: масштабы катастрофы // Пермский край: прошлое и настоящее. – Пермь, 1997. – С. 118-119.
  8. Шумилов Е.Н. Голод // Осинская энциклопедия. – Оса, 2006. – С. 39-40.
  9. Fisher H. The Famine in Soviet Russia. 1919-1923. The Operations of the American Relief Administration. – N-Y., 1927. – 609 p.
  10. Hoover Institution Archive. American Relief Administration. Russian Unit. (HIA. ARA.RU).

English

  1. Gosudarstvennyj arhiv Permskogo kraja (GAPK).
  2. Gosudarstvennyj arhiv Rossijskoj Federacii (GARF).
  3. «Zvezda». Organ Permskogo gubkoma RKP, Gubernskogo ispolkoma i Gubprof-soveta. 1922.
  4. Permskij gosudarstvennyj arhiv novejshej istorii (PGANI).
  5. Sovetsko-amerikanskie otnoshenija. Gody nepriznanija. 1918-1926. – M., 2002. – 629 s.
  6. Central’nyj arhiv obshhestvennyh ob#edinenij Respubliki Bashkortostan (CAOO RB).
  7. Shumilov E.N. Golod 1921-1922 gg. v Prikam’e: masshtaby katastrofy // Permskij kraj: proshloe i nastojashhee. – Perm’, 1997. – S. 118-119.
  8. Shumilov E.N. Golod // Osinskaja jenciklopedija. – Osa, 2006. – S. 39-40.
  9. Fisher H. The Famine in Soviet Russia. 1919-1923. The Operations of the American Relief Administration. – N-Y., 1927. – 609 p.
  10. Hoover Institution Archive. American Relief Administration. Russian Unit. (HIA. ARA.RU).

Оставить комментарий