Методика подготовки учителей начального образования в Российской империи во второй половине XIX в.

Учительские курсы в дореволюционной России

Аннотация

Статья посвящена проблемам подготовки будущих учителей для начальных образовательных учреждений во второй половине XIXв. Автор рассматривает сложившуюся многоуровневую систему подготовки педагогических кадров, а также ее структуру и особенности.

На современном этапе развития российское государство переживает ряд изменений во всех сферах жизни. Начальное образование в стране на протяжении лет являлось неотъемлемой частью общества. Присущий данному феномену консерватизм претерпевал ряд значительных изменений.

В истории российского начального образования есть множество примеров проведения реформ, кардинально меняющих школьную систему. Ярким примером являются правительственные изменения 60 – 70-х гг. XIX в.

В годы правления Александра II правительство столкнулось с колоссальной проблемой. Огромная масса людей, освобожденных из крепостной зависимости, практически полностью была безграмотной. Данная ситуация обнажила еще ряд глобальных проблем. Помимо просветительских задач, перед правительством страны стоял вопрос о том, кто будет обучать крестьянское население.

Модернизация российского общества во второй половине XIX в. была тесно связана с изменениями в сфере подготовки будущих учителей. Главным условием распространения в стране грамотности являлось вовлечение в данный процесс представителей всех сословий, формирование базы для подготовки квалифицированных кадров, создание условий для распространения грамотности.

Изучение истории развития народного просвещения во второй половине XIX в. представляет особый научный интерес, так как многие аспекты подготовки и переподготовки будущих учителей, разработанные в исследуемый период, были заимствованы в советской школе и продолжают использоваться на современном этапе.

Народные педагоги представляли собой деятелей практической педагогики и дидактики. Именно их опыт преподавания во второй половине XIX в. позволил развить систему начального образования и просветить значительное число граждан нашей страны.

Ключевые слова и фразы: Д.А. Толстой, А.В.Головнин, Министерство народного просвещения, учительские институты, учительские семинарии и школы, учительские курсы, педагогические съезды, Российская империя, вторая половина XIX века.

Annotation

Article id dedicated to the problems of training future teachers for primary educational institutions in the second half of the XIX century. The author examines the current multi-level system of teacher training, as well as its structure and features.

At the present stage of development of the Russian state is undergoing a number of changes in all spheres of life. Primary education in the country for years been an integral part of society. The inherent conservatism of this phenomenon has undergone a number of significant changes.

In the history of Russian primary education there are many examples of reform radically changes the school system. A striking example is the government-xx changes 60-70 years XIX century.

During the reign of Alexander II, the government faced enormous challenges. A huge mass of people released from serfdom, was illiterate. This situation has exposed a number of global problems. In addition to the educational problems to the government of the country was a question about who will train the peasant population.

The modernization of the Russian society in the second half of the XIX century. It was closely connected with changes in the training of future teachers. The main condition for the spread of literacy in the country was involved in the process of representatives of all classes, forming a base for training qualified personnel, creating conditions for the spread of literacy.

The study of the history of public education in the second half of the XIX century. It is of special scientific interest, since many aspects of training and re-training of future teachers, developed in the study period, were adopted in the Soviet school and still in use at the present stage.

Traditional teachers were the leaders of practical pedagogy and didactics. It is their experience of teaching in the second half of the XIX century. Allowed to develop primary education and educate a significant number of our citizens.

Key words and phrases: D.A. Tolstoy A.V.Golovnin, Ministry of Education, teachers ‘colleges, teachers’ seminaries and schools, teacher training, pedagogical congresses, the Russian Empire, the second half of the XIX century.

О публикации

УДК 93
Опубликовано 4 декабря года в .
Авторы работы: .

Ознакомиться с авторами подробнее

Методика подготовки учителей начального образования в Российской империи во второй половине XIX в.

Methods of teacher training for primary education in the Russian Empire in the second half of the nineteenth century

Вторая половина XIX в. характеризуется активной деятельностью, инициаторами которой выступало правительство, земские управы и общественность по созданию многоуровневой системы подготовки учителей для начальных образовательных учреждений. Правительство стремилось взять под свой контроль подготовку учителя, его религиозность, гражданские и политические убеждения, для избегания революционных идей и настроений в среде государственных служащих. Российское учительство во второй половине XIX в. должно было быть преданным церкви, царской власти и отечеству в целом [4, с.129].

Помимо правительства, губернские и уездные земства проявляли инициативу для решения вопросов о подготовке новых педагогических кадров и их переподготовке, так как не все учителя начальных школ показывали должный уровень квалификации. Земства предлагали следующие варианты для решения данных задач:

  • открытие земских учительских семинарий;
  • оказание финансовой помощи правительством при открытии новых образовательных учреждений;
  • выплата государственных и земских стипендий будущим учителям, проходящим подготовку в семинариях;
  • организация педагогических курсов и учительских съездов;
  • открытие специальных библиотек для учителей [13, с. 175].

Во второй половине XIX в. происходят изменения в социальном составе и образовательном уровне будущих учителей. В отношении педагогических кадров Министерство народного просвещения проводило сословную политику для увеличения численности учителей из сельской среды. Данная политика объясняется тем, что среди крестьян практически не было участников революционных движений [2, с.28].

Ко второй половине XIX в. в Российской империи сложилась многоуровневая система подготовки будущих учителей. Наиболее распространенным типом учебного заведения для подготовки педагогических кадров являлись учительские семинарии и школы. Министр просвещения А.В. Головнин признавал, что учительские семинарии являлись более подходящим типом учебных заведений для подготовки народных учителей. В связи с этим с 1870-х гг. в ряде губерний происходит бурный процесс открытия новых семинарий [24, с. 154]. Данные семинарии и школы различались по типу финансирования: правительственные, земские и содержавшиеся за счет общественности.

В 1865 г. были открыты двухгодичные педагогические курсы при уездных училищах. Срок обучения на данных курсах составлял два года, но практически такого времени для обучения было недостаточно, а также программа и педагогическая практика являлись несовершенными для подготовки будущих учителей. Педагогические курсы оказались дополнением к основным общеобразовательным задачам, которые ставились перед уездными училищами [18, с. 17]. Не было положительных результатов и земств по подготовке учителей начальных народных училищ через дополнительные курсы сроком в один год после окончания уездного училища. По мнению министра просвещения Д.А. Толстого, правительство не должно было выпускать управление народным образованием из своих рук и пойти на открытие казенных учительских семинарий.

В 1872 г. правительство издало «Положение об учительских семинариях Министерства народного просвещения» [23, с. 134]. Целью данного положения было предоставление педагогического образования людям всех сословий православной веры для создания из них учителей. С 1873 г. финансирование и поиск помещений для учительских семинарий полностью отводились Министерству народного просвещения, но процесс открытия затянулся в связи недостаточностью подходящих помещений. Всего к 1 января 1872 г. в России было открыто 25 учительских семинарий, 17 правительственных учительских семинарий, 7 земских, а в течение года открылось еще 13 учебных заведений для подготовки будущих педагогических кадров [11].

Согласно Положению, в учительские семинарии принимались все желающие с 16 лет, но возрастной состав колебался от 15 до 25 лет [3, с. 119]. Обучающиеся в семинариях были выходцами из разных сословий. При наборе на новый учебный год приветствовались люди из крестьянской среды больше, нежели чем дворянство, дети чиновников и духовенства и т.д. При всеобщей неграмотности населения среди крестьян, которые не всегда успешно сдавали вступительные экзамены, существовала серьезная конкуренция с выходцами из городского населения, у которых на вступительных экзаменах проблем не возникало.

Управление учительской семинарией осуществлял директор, избираемый попечителем учебного округа. Главными критериями к отбору на должность служили: православное вероисповедание, высшее образование. Управляющий семинарией назначался на должность министром народного просвещения. У директора семинарии были такие же полномочия, как и у директора гимназии. Директор наделялся правом решающего голоса в педагогическом совете семинарии, представлял на утверждение попечителя округа кандидатуры штатных наставников, учителей и, по предварительному соглашению с епархиальным начальством, – законоучителя [19, с.152]. Учебно-воспитательные и хозяйственные вопросы решал совет семинарии. На данном совете решались вопросы о зачислении и отчислении учеников, назначении наград и взысканий, выборе учебников и учебных программ, распределении нагрузки между преподавателями семинарии, о расходе финансов на нужды учебного заведения и поиске «спонсорской помощи», но утверждение по данным вопросам оставалось за Министерством народного просвещения [23].

Срок обучения в семинарии для подготовки будущих учителей составлял 3 года. За три года кандидаты на звание учителя должны были освоить программу начальной школы. В нее входили следующие предметы: Закон Божий, русский язык и словесность, основы педагогики, церковно-славянский, арифметика и геометрия, история и естествознание, пение и чистописание, в учительских семинариях, где финансовое положение позволяло, преподавались также ручной труд, садоводство и переплетное мастерство [3].

Время создания учительских семинарий приходится на период деятельности министра просвещения Д.А. Толстого, человека консервативных взглядов, основной акцент при обучении будущих педагогов отводился на православное вероучение. Наибольшее количество часов отводилось на преподавание предметов религиозной направленности, также ученики должны были соблюдать все православные нормы и посещать воскресное богослужение. Помимо теоретических занятий в классах воспитанники учительской семинарии проводили пробные уроки в начальных училищах, а в процессе таких уроков вели педагогические дневники и составляли характеристики уже на своих учеников. Во время практических занятий каждую неделю проводились конференции с участием директора семинарии, наставников и учителя начальной школы, у которого семинаристы проходили так называемую «практику». На данной конференции подробно разбирались всеми присутствующими ошибки и успехи практикантов во время проведения пробных уроков. После окончания обучения воспитанники семинарий должны были проработать в должности народного учителя в течение 4 лет [10], в случае отсутствия вакансии на должность разрешалось стать светским учителем в церковно-приходской школе.

В 1875 г. выходит дополнение к «Положению об учительских семинариях» (1870 г.) — «Инструкция для учительских семинарий Министерства народного просвещения», регламентирующая учебно-воспитательную деятельность учительских семинарий, а также осуществляющая управление семинарией, организацию надзора за воспитанниками с целью соблюдения ими религиозно-нравственных предписаний как будущих учителей. Важными вопросами в Инструкции являлись объем и метод преподавания учебных предметов, распределение уроков и занятий ремеслами, практических занятий [19, с. 153]. Общее число недельной нагрузки составляло в 1-м и 2-м классах учительской семинарии 31 час, а в 3-м классе – 32 час, включая 6 часов практических занятий воспитанников в начальном училище [7]. Учебный год вбольшинстве учительских семинарий начинался с 7 августа и заканчивался 15 июня, что составляло не менее 38 учебных недель.

Учительские семинарии для подготовки будущих народных учителей являлись необходимыми учебными заведениями специального педагогического образования в России во второй половине XIX в. Данный тип учебных заведений был популярен среди крестьянского необразованного сословия, выходцы из которого стремились стать учителями и пополнить ряды педагогических кадров. Во многом решение проблемы по нехватке педагогических кадров в стране зависело от политики государства в области народного образования.

Организацию педагогического образования и подготовки будущих учителей решали не только учительские семинарии, но и учительские институты с трехгодичным сроком обучения, организованные в 1872 году. Основной целью институтов являлась подготовка учителей для городских и уездных училищ [4, с. 136]. Учительские институты были учреждены по «Положению об устройстве училищ» 1804 г. [12, с. 192], а по «Положению о городских училищах и учительских институтах» 1872 г. в данных учебных заведениях подготавливали учителей для городских училищ [15]. В данные учебные заведения изначально принимали молодых людей, окончивших курс гимназий. По «Положению о городских училищах и учительских институтах [20]» 1872 г. набор студентов, желающих посвятить свою жизнь профессии педагога, должен был составлять 75 человек, причем из них 60 воспитанников содержались за счет Министерства народного просвещения, а остальные 15 обучались за счет других ведомств, частных лиц, земств и сельских обществ или же за свой счет [21], но как и в учительских семинариях основной контингент обучающихся составляли воспитанники не из крестьянского населения.

Образование и профессию педагога можно было получить как бесплатно (казенная стипендия), так и платно, если земства или сельские общества могли оплатить обучение своего кандидата. Плата за обучение составляла 150 рублей в год за одного студента [1, с. 6]. Для поступления в учительский институт и получения звания учителя, «абитуриенту» требовалось пройти обучение в начальной школе в течение 6 лет и, как «дополнительное образование», пройти курс обучения в педагогической семинарии в течение 3 лет, но право на поступление в высшее образовательное учреждение после учительского института за будущими педагогами не закреплялось. Учительские институты прочно вошли в образовательную систему по подготовке педагогических кадров для начальных учебных заведений во второй половине XIX в.

Отличительной чертой многоуровневой системы по подготовке народных педагогов являлись съезды учителей, целью которых являлось повышение квалификации и уровня знаний учителей, а также приобщение их к новейшим методам и приемам педагогики и дидактики. К концу XIX в. учительские съезды становятся важной формой общественной мысли и педагогического движения. Важным преимуществом учительских съездов перед другими формами подготовки учительско-профессиональных кадров для начальных учебных заведений, являлось то, что они способствовали развитию педагогической мысли во всей Российской Империи. Первые губернские и уездные педагогические съезды проходят с 60-х гг. XIX в. Их роль в дальнейшем развитии данной образовательной инновации была невелика.

Помимо развития педагогической мысли, учительские съезды способствовали объединению учительской среды, стимулировали к профессиональной деятельности и творческому процессу при обучении учеников [22, с. 137]. Основной целью педагогических съездов являлось рассмотрение методических вопросов и решение проблем, возникающих в процессе обучения. Педагогические съезды проходили только с разрешения губернатора той территории, где собирался пройти съезд, или с разрешения Министерства народного просвещения. С 1870 г. учительские съезды утверждаются официально разрешением правительства. Учительские съезды не являлись самостоятельной формой образовательной организации для подготовки будущих учителей, а скорее были средством для повышения квалификации уже состоявшихся педагогов начального образования. По данным Паначина Ф.Г., учительские съезды пользовались особой популярностью среди учительской среды. Так, к примеру, в 1871 г. 48 съездов прошло в уездных и губернских центрах, а уже в 1872 г. съезды состоялись 53 раза [16, с. 112].

Учительские съезды предназначались для замены общеобразовательной и педагогической подготовки учителя, так как данные съезды проходили в виде собрания или же совместного совещания всех присутствующих по вопросам организации школьного обучения. Педагоги на них постигали основы новейших практических идей. Руководители съездов обычно выбирали следующий режим работы: с утра они сами читали лекции по тем или иным предметам и вели в школах при съездах ознакомительные, показательные уроки с последующим обсуждением, основной целью которого являлся тщательный анализ ошибок и достоинств учителя, проводившего урок. Вечером, по настоянию руководителей, проводились небольшие конференции, на которых зачитывались и обсуждались доклады участников съезда, а также рассматривались предложения и инициативы по преобразованию начального образования. Никакого регламента обычно не устанавливалось на вечерних собраниях, ход конференции зависел только от потребностей аудитории [17, с. 125].

С 1875 по 1881 г. Министерством народного просвещения велась работа по созданию условий по организации съездов учителей. Непременной частью этой работы становится утверждение государственными наблюдателями порядка и программы съезда. Вводится цензура, регламентирующая вопросы обсуждения учительскими коллективами. Если до данной реформаторской политики, обусловленной циркулярами от 1875[7] и 1881[8] гг., на учительских съездах могли присутствовать все желающие, в том числе и родители обучающихся, то после данных законодательных актов был введен строгий отбор на делегатов съезда.

Циркуляром Министерства народного просвещения от 1885 г. [9] учительские съезды были запрещены, возобновились они лишь только в 1900 г. Основной причиной закрытия данных собраний являлась боязнь развития и зарождения фактически неподконтрольных учительской среде революционных идей. Учителя народных училищ своей альтернативой выбрали педагогические курсы, книжные ярмарки и всевозможные выставки [22, с. 140], только на данных мероприятиях учительские коллективы могли свободно собираться и обсуждать вопросы, связанные с начальным образованием.

Учительские съезды во второй половине XIX в. представляли собой специальное дополнительное образование для сформировавшихся народных учителей с целью повышения их профессиональной квалификации. Съезды не только позволяли анализировать применение методик преподавания, обсуждать и решать вопросов начального образования, но и создавали вдохновляющею атмосферу среди учительской среды, способствующую продуктивной деятельности в обучении детей. Учительские съезды выполняли функцию обмена инновационными методиками обучения, опытом работы между педагогами, порой представляющим на одном съезде удаленные друг от друга губернии и уезды.

По инициативе земских управ в системе подготовительного начального образования возникают педагогические курсы одновременно с учительскими съездами. Основной целью данных образовательных мероприятий являлось повышение профессиональных навыков учителей приходских училищ, по аналогии с ними стали проводиться и курсы для учителей гимназий. В последующем Министерство народного просвещения полностью берет под свой контроль деятельность по организации и проведению учительских курсов, хотя само Министерство к 1869 г. не организовало педагогических курсов, а земство провело их 20 [14, с. 96].

По правилам о временных педагогических курсах 1875 г., формулируется цель их проведения: переподготовка учителей с малым профессиональным уровнем и пополнение знаний о предметах в сфере их деятельности. Впервые в Москве создаются одногодичные педагогические курсы для обучения и переподготовки учительниц и домашних наставниц, в Херсоне появляется одногодичный педагогический класс для учительниц начальных учебных заведений, при мужской Кубанской учительской семинарии появляются двухгодичные педагогические курсы для женщин [4, с. 142].

Учительские курсы прочно закрепились в системе образовательной подготовки будущих учителей дореволюционной России. Курсы являлись важным компонентом для передачи педагогических теорий и опыта преподавания. Важную роль в развитии и распространении идей об учительских курсах сыграли выдающиеся педагоги: Н.Ф. Бунаков, В.П. Вахтеров, В.И. Водовозов, Д.И. Тихомиров и др.

Так как учительские съезды и педагогические курсы приравнивались к одной форме дополнительного образования по повышению профессиональной подготовки учителей, их положение было одинаковым. По тем же циркулярам 1875 и 1881 гг. организаторы курсов получали разрешение у Министерства народного просвещения, а также утверждение на программу обучения у попечителя учебного округа [5, с.40]. Изначально на педагогических курсах и съездах не было никакой государственной регламентации их проведения, данные мероприятия по повышению квалификации проходили в свободном ключе. Законодательно не устанавливались дата проведения, количество делегатов и темы выступлений. К примеру, учителя на курсах могли обсудить качество учебников и методических пособий, принять и подготовить программу преподавания того или иного предмета обучения. В дальнейшем курсы были подвержены регламентированию со стороны правительства. По циркуляру о краткосрочных курсах от 5 августа 1875 г., у курсов появляется официальный государственный наблюдатель. Учителя знакомились, обсуждали и расширяли свои профессиональные знания только по тем предметам, которые сами вели в школах, или по курсу предметов начальной школы. Срок проведения курсов регламентировался каникулами, то есть в свободное от занятий время, после и до каникул переобучать учителей строго запрещалось, а самое главное – появляется план проведения занятий, согласованный с учительским начальством. Государственные служащие от Министерства народного просвещения свободно могли вмешаться в работу курсов, навязать свою политику или даже закрыть их.

На курсах для учителей присутствующие занимались совершенствованием теоретических и практических навыков. На устных занятиях, проходивших в форме обсуждений и конференций, на которых обсуждались не только вопросы, касающиеся начального образования в целом, но и вопросы по общей методике подготовки и развития обучающихся. Практические занятия были обусловлены проведением уроков со свободным доступом на них в образцовой школе губернии или уезда. Все слушатели и участники урока такого типа после подробно его разбирали, обсуждая плюсы и минусы, давали методические рекомендации. По окончании обсуждений и дискуссий выполнялись письменные работы по разным темам.

Обучающиеся на съездах позитивно относились к такому способу повышения квалификации, отмечая его высокую результативность. Многие организаторы настаивали на замене краткосрочных курсов, на их долгосрочности и постоянности. Основной методической инновацией на курсах был деятельностный наглядный подход в обучении. К примеру, на месячных курсах в Екатеринбурге преподаватели демонстрировали на пробных уроках способность применять наглядно-звуковые прописи, решать математические задачи и использовать новейшие методы обучения детей чтению через картинки с бытовыми сценами [5, с. 41].

Проведение курсов каждый год стало нецелесообразным, так как учителя не успевали за учебный год реализовать свои идеи, обработать и развить опыт своих коллег, с которым они познакомились на курсах повышения квалификации. Отказ Министерства народного просвещения от учительских съездов в пользу курсов был очевиден. Курсы были более продуктивны, в отличие от съездов. Протяженность курсов по времени занимала месяц. Относительная долгосрочность позволяла организовать процесс обучения рационально, на программу теории и апробации отводилось серьезное место на практике. Немало важную роль сыграл вопрос о финансировании: курсы позволяли обойтись без больших затрат. С 1880-х гг. Министерство просвещения обратилось к контрреформам (на беспочвенной основе). Повышению профессионального уровня педагогов не уделялось достойного внимания, учитель начальных образовательных учреждений отошел на второй план. В начале 1890-х гг. данный вопрос вновь стал актуальным, земские управы взяли его под свой контроль.

Таким образом, ко второй половине XIX века в Российской империи сложилась многоуровневая система подготовки будущих учителей. Наиболее распространенным типом учебного заведения для подготовки педагогических кадров являлись учительские семинарии и школы, учительские институты. Именно в них готовили будущих учителей для народных училищ, формируя особую учительскую среду. Как средство дополнительного образования и переподготовки учителей существовали учительские съезды и педагогические курсы. Целью данных дополнительных учреждений была переподготовка уже сформировавшихся учителей.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Алешина С.А. Подготовка учителя в Оренбургском учительском институте (1876-1894) // Теория и практика общественного развития. – 2013. – №12. –С. 6-12.
  2. Афанасьев П.О. К законопроекту об учительских семинариях. – М., 1916. – 157 с.
  3. Войтеховская М.П., Перова О.В. Роль и место учительских семинарий в подготовке педагогических кадров для Западно-сибирского учебного округа конца XIX– начала XX вв. // Вестник ТГПУ. – 2007. – Вып. 7(70). – С.115-124.
  4. Гончаров М.А. Становление и развитие государственно-общественного управления педагогическим образованием в России в XVIII – начале XX века: Дис. … д-ра пед.наук. – М., 2014. – 485 с.
  5. Елисафенко М.К., Игошев Б.М. Повышение профессионального уровня подготовки учителей начальной школы во второй половине XIX – начале XX века// Педагогическое образование в России. – 2012. – №4. –С.38-47.
  6. Журнал Министерства народного просвещения. – СПб.,1875. – Часть CLXXXII.
  7. Журнал Министерства народного просвещения. – СПб., 1875. –Часть CLXXIX.
  8. Журнал Министерства народного просвещения. – СПб., 1882. –Часть CCXIX.
  9. Журнал Министерства народного просвещения. – СПб., 1886. –Часть CCXLIII.
  10. Замечания на проект устава общеобразовательных учебных заведений и на проект общего плана устройства народных училищ.– СПб.: Типогр. Императ. Академии наук, 1862. – Часть 1. – 397 с.
  11. Извлечения из Всеподданнейшего отчета министра народного просвещения за 1872 год. – СПб., 1874.
  12. Калинина Е.А. Школьная реформа Александра I и «Положение об училищах» 1804 года // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета. – 2012. – №11. –С.188-197.
  13. Масанова М.Д. Подготовка народных учителей в России во второй половине XIX века // Страницы истории России. – 2013. – №8. – С.168-178.
  14. Ососков А.В. Начальное образование в дореволюционной России (1861-1917). – М., 1982. – 376 с.
  15. Очерки по истории русской педагогики / Сост. М.И.Демков. – М., 1909.
  16. Паначин Ф.Г. Педагогическое образование в России: историко-педагогические очерки. – М., 1979. – 296 с.
  17. Педагогические общества, их организация и значение для народных училищ: Вопросы и нужды учительства // Восьмой сборник статей и справок. – М., 1910. – 495 с.
  18. Перова О.В. Развитие сети учительских семинарий на территории Западной и Восточной Сибири во второй половине XIX – начала XX вв. // Вестник Томского государственного университета. – 2014. – №2(28). – С. 16-27.
  19. Перова О.В. Формирование нормативно-документальной базы деятельности правительственных учительских семинарий в России в 60-80 годах XIX века // Вестник ТГПУ. – 2010. – №9(99). – С.145-154.
  20. Свод законов Российской империи: свод уставов учреждений и учебных заведений. – Т. XI. – Ч.1. – СПб., 1893.
  21. Свод законов Российской империи: свод уставов учреждений и учебных заведений. – Т. XI. – Ч.2. – СПб., 1911.
  22. Уткин А.В. Профессиональная функция и социальная миссия учительских съездов второй половины XIX века // Человек и образование. – 2011. – №3. –С.132-141.
  23. Фальборк Г., Чарнолуский В. Настольная книга по народному образованию. Законы, распоряжения, инструкции, уставы, справочные сведения и пр. – Т. II.– СПб.: Изд-во т-ва «Знание», 1901.
  24. Чуркина Н.И. Деятельность Омской учительской семинарии по подготовке учителей начальных училищ Западной Сибири в конце XIX – начале XX века // Омский научный вестник. – 2009. – №1(75). – С.147-156.

English

  1. Aleshina S.A. Podgotovka uchitelja v Orenburgskom uchitel’skom institute (1876-1894) // Teorija i praktika obshhestvennogo razvitija. – 2013. – №12. – S. 6-12.
  2. Afanas’ev P.O. K zakonoproektu ob uchitel’skih seminarijah.–M., 1916. – 157 s.
  3. Vojtehovskaja M.P., Perova O.V. Rol’ i mesto uchitel’skih seminarij v podgotovke pedagogicheskih kadrov dlja Zapadno-sibirskogo uchebnogo okruga konca XIX – nachala XX vv. // Vestnik TGPU. – 2007. – Vypusk 7(70). – S.115-124.
  4. Goncharov M.A. Stanovlenie i razvitie gosudarstvenno-obshhestvennogo upravlenija pedagogicheskim obrazovaniem v Rossii v XVIII – nachale XX veka: Dis. … d-raped.nauk. – M., 2014. – 485 s.
  5. Elisafenko M.K., IgoshevB.M. Povyshenieprofessional’nogourovnjapodgotovkiuchitelejnachal’nojshkolyvo vtoroj polovine XIX – nachale XX veka// Pedagogicheskoe obrazovanie v Rossii. – 2012. – №4. – S.38-47.
  6. Zhurnal Ministerstva narodnogo prosveshhenija. – SPb.,1875. – CHast’ CLXXXII.
  7. Zhurnal Ministerstva narodnogo prosveshhenija. – SPb., 1875. – CHast’ CLXXIX.
  8. Zhurnal Ministerstva narodnogo prosveshhenija. – SPb., 1882. – CHast’ CCXIX.
  9. Zhurnal Ministerstva narodnogo prosveshhenija. – SPb., 1886. – CHast’ CCXLIII.
  10. Zamechanija na proekt ustava obshheobrazovatel’nyh uchebnyh zavedenij i na proekt obshhego plana ustrojstva narodnyh uchilishh. – SPb.: Tipogr. Imperat. Akademii nauk, 1862. – CHast’ 1. – 397 s.
  11. Izvlechenija iz Vsepoddannejshego otcheta ministra narodnogo prosveshhenija za 1872 god. –SPb., 1874.
  12. Kalinina E.A. SHkol’naja reforma Aleksandra I i «Polozhenie ob uchilishhah» 1804 goda // Trudy Istoricheskogo fakul’teta Sankt-Peterburgskogo universiteta. – 2012. – №11. – S.188-197.
  13. Masanova M.D.PodgotovkanarodnyhuchitelejvRossiivovtorojpolovineXIXveka // StranicyistoriiRossii. – 2013. – №8. – S.168-178.
  14. Ososkov A.V. Nachal’noeobrazovanievdorevoljucionnojRossii (1861-1917). – M., 1982. – 376 s.
  15. Ocherki po istorii russkoj pedagogiki / Sost. M.I.Demkov. – M., 1909.
  16. Panachin F.G. Pedagogicheskoe obrazovanie v Rossii: istoriko-pedagogicheskie ocherki. – M., 1979. – 296 s.
  17. Pedagogicheskie obshhestva, ih organizacija i znachenie dlja narodnyh uchilishh: Voprosy i nuzhdy uchitel’stva // Vos’moj sbornik statej i spravok. – M., 1910. – 495 s.
  18. Perova O.V. Razvitie seti uchitel’skih seminarij na territorii Zapadnoj i Vostochnoj Sibiri vo vtoroj polovine XIX – nachala XX vv. // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2014. – №2(28). – S. 16-27.
  19. Perova O.V. Formirovanie normativno-dokumental’noj bazy dejatel’nosti pravitel’stvennyh uchitel’skih seminarij v Rossii v 60-80 godah XIX veka // Vestnik TGPU. – 2010. – №9(99). – S.145-154.
  20. Svod zakonov Rossijskoj imperii: svod ustavov uchrezhdenij i uchebnyh zavedenij. – T. XI.– CH.1. – SPb., 1893.
  21. Svod zakonov Rossijskoj imperii: svod ustavov uchrezhdenij i uchebnyh zavedenij. – T. XI. – CH.2. – SPb., 1911.
  22. Utkin A.V. Professional’naja funkcija i social’naja missija uchitel’skih s#ezdov vtoroj poloviny XIX veka // CHelovek i obrazovanie. – 2011. – №3. – S.132-141.
  23. Fal’bork G., CHarnoluskij V. Nastol’naja kniga po narodnomu obrazovaniju. Zakony, rasporjazhenija, instrukcii, ustavy, spravochnye svedenija i pr. – T. II. – SPb.: Izd-vo t-va «Znanie», 1901.
  24. Churkina N.I. Dejatel’nost’ Omskoj uchitel’skoj seminarii po podgotovke uchitelej nachal’nyh uchilishh Zapadnoj Sibiri v konce XIX – nachale XX veka // Omskij nauchnyj vestnik. – 2009. – №1(75). – S.147-156.

Оставить комментарий