«История — это расследование» (Жизнь и труды краеведа А.Г. Пупарева)

Адрес-календарь Орловской губернии на 1880 год

Аннотация

Cтатья посвящена жизни и деятельности одного из основоположников исторического краеведения в Орловском регионе А.Г. Пупарева (1823-1894). Автор показал основные биографические вехи и результаты научной деятельности, особенности исследовательского метода краеведа, который начинал свою поисковую работу в Казанской губернии, а продолжил её уже в Орле с начала 1870-х годов. Основное внимание уделено оценке вклада А.Г. Пупарева в изучение истории Орловского региона. Статья основана на широком круге публикаций XIX века.

Ключевые слова и фразы: Орловская губерния, Казанская губерния, «Орловские губернские ведомости», история, статистика, археология, учёная архивная комиссия.

Annotation

The article is devoted to the life and work of Arkadiy Puparev (1823-1894), one of the founders of local history studies in Orel region. The author has showed the main landmarks of his biography, the results of his scientific work and the special features of his research methodology. Arkadiy Puparev had started his historical investigations in Kazan region and then, since the beginning of 1870s, continued his work in Orel. The main attention is paid to the contribution of Arkadiy Puparev to Orel region local history studies. The article is based on a wide range of publications from the XIX century.

Key words and phrases: Orel region, Kazan region, «Orel regional bulletin», history, statistics, archaeology, scientific archive commission.

О публикации

УДК 947
Опубликовано 29 сентября года в .
Авторы работы: .

Ознакомиться с авторами подробнее

«История — это расследование» (Жизнь и труды краеведа А.Г. Пупарева)

«History is the investigation» (The life and writings of local historian A.G. Puparev)

Первоначальное значение слова «история» восходит к древнегреческому слову, означавшему «расследование, узнавание, установление». В то время история отождествлялась с установлением подлинности, истинности событий и фактов. В римской историографии это слово стало обозначать уже не способ узнавания, а рассказ о событиях прошлого.
Методы изучения исторического материала и его презентации обществу, которыми пользовался выдающийся краевед Аркадий Гаврилович Пупарев (18231894), позволяют с полной уверенностью сделать вывод о том, что он был «расследователем» прошлого: объективным, обстоятельным и добросовестным, ценящим, прежде всего, истину, а не сиюминутную сенсацию. Право же выносить некий «вердикт» описанным событиям и героям он великодушно всегда оставлял читателю.

Аркадий Гаврилович Пупарев родился в 1823 году в Казанской губернии. Учился на математическом факультете в Казанском университете. Университет тогда был представлен созвездием имён: В.И. Григорович, А.Г. Станиславский, П.И. Котельников, К.К. Фойгт, А.М. Бутлеров, не говоря уже о знаменитом Н.И. Лобачевском, бывшем до августа 1846 года ректором университета, а затем помощником попечителя Казанского учебного округа.

Пупарев окончил университет в 1847 году «со степенью действительного студента» [16, л. 51], затем почти четверть века занимал должности столоначальника и стряпчего в уездах Казанской губернии. Пользуясь возможностью доступа к архивным документам, Пупарев увлёкся краеведческими изысканиями, историей и этнографией. Об этом его увлечении стало известно даже в столицах: однажды академик Я.К. Грот, комментируя стихотворение Г.Р. Державина «На приобретение Крыма», сослался на А.Г. Пупарева, занимавшегося собиранием в Симбирской губернии необычных слов [15, с. 188].

Результатом поисков молодого чиновника стали публикации на страницах газеты «Казанские губернские ведомости» (Исторические сведения о г. Царёвококшайске // КГВ, 1855, № 22; Краткий обзор управления Свияжской провинцией в первые годы ее существования. // КГВ, 1856, № 7, 11; Казанские губернаторы // КГВ, 1856, № 45, 47, 48; Ещё несколько слов о Свияжской провинции // КГВ, 1856, № 45; О богадельнях в Казани в XVIII столетии // КГВ, 1857, № 1; и др.) и «Памятных книг Казанской губернии» (Несколько актов к истории башкирского бунта в царствование императрицы Анны Иоанновны // ПККГ на 1861 год. — Казань, 1861. — Отд. IV. — С. 41-58; и др.). С конца 1850-х гг. он был членом-корреспондентом Казанского губернского статистического комитета, а затем его действительным членом [6, с. 4]. С начала 1860-х гг. коллежский асессор Пупарев занимал должность судебного следователя 3-го участка Казанского уездного суда. В 1870 году начинает выходить журнал «Русская старина», и Пупарев сразу становится одним из постоянных его авторов. В 1870 году им была опубликована подборка указов и распоряжений времён правления Павла I, извлечённых Пупаревым из архивов уездного Царёвококшайска (ныне Йошкар-Ола), а в 1871 году журнал поместил семь его публикаций.

Уже в ранних работах Пупарева была очевидна его исследовательская манера: бережное отношение к историческим источникам, стремление изложить фактическую сторону дела без домыслов и обобщений. Грамотность и юридическая компетентность автора были оценены, ему доверили подготовить к публикации объёмный материал, посвящённый весьма сложному делу бывшего новгородского гражданского губернатора, преданного суду за беспорядки и неправильности по делу об убийстве домоправительницы графа Аракчеева Н. Шумской. Представляя статью Пупарева, редакция отметила, что «строго придерживаясь только тех данных, которые заключаются в записке, г. Пупарев, при изложении данного дела, нигде не уклонился от официального источника […] нигде не впал в изложение собственных или посторонних взглядов. Такой приём в передаче подробностей этого весьма характеристичного эпизода из эпохи всемогущества Аракчеева тем более необходим, что в нашей литературе существует несколько рассказов о том же событии, но таких, в которых истина совершенно затемнена выдумками досужих авторов. Таким образом, кровавое дело суда и казней виновных в убийстве «знаменитой» в своё время «Настасьи» впервые является в печати без малейших отступлений от исторической истины, в той, впрочем, мере, в какой верен официальный источник» [11, с. 262-263]. Вскоре статья была издана в виде брошюры [12].

Именно в тот 1871 год произошла большая перемена в жизни казанского чиновника Пупарева. Он подал прошение о переводе на службу в город Орёл. Рискнём предположить, что, помимо каких-либо личных причин, решающую роль в этом сыграл ровесник Пупарева, известный литератор, библиограф (и один из авторов «Русской старины») М.Н. Лонгинов (1823-1875), с 1867 года занимавший должность орловского губернатора. Тем более что Пупарев в итоге занял не какую-либо рядовую ступеньку в губернской иерархии, а сразу стал старшим чиновником особых поручений при губернаторе. Однако губернатор Лонгинова покинул Орёл уже в ноябре 1871 года — был назначен на должность начальника Главного управления по делам печати Министерства внутренних дел. Пупареву же предстояло провести в Орловской губернии ещё почти четверть века. На него, помимо основных обязанностей, было возложено редактирование неофициальной части газеты «Орловские губернские ведомости», а также наблюдение за типографиями, литографиями и книжной торговлей. В 1873 году он стал цензором первой частной газеты в губернии «Орловский справочный листок» (с 1876 года — «Орловский вестник»).

В Орле Пупарев с удвоенной энергией продолжал историко-архивную работу, рассказывая о её результатах на страницах «Орловских губернских ведомостей», «Орловского вестника» и столичных изданий. В 1872 году выходит в свет книга «Орловская старина: Исторические сведения об Орловской губернии, извлеченные из архивов А. Пупаревым. Т. 1». В лаконичном предисловии составитель писал: «»Орловская старина» — под такой рубрикой мы предположили помещать время от времени в «Губернских ведомостях» извлечения из архивов Орловской губернии. Не задаваясь пока каким-либо определённым планом в порядке статей, так как изыскания наши только ещё начаты, мы решились знакомить публику со всем, что встретится в архивах замечательного по истории здешнего края, его статистике, а также относительно деятельности административных, судебных мест и лиц прежнего времени и т.п. Сюда также войдут некоторые по этому же предмету сведения, извлечённые из архивов других губерний» [5, с. 1].

В сборнике было опубликовано большое количество документов, показывающих читателю грани формирования Орловской губернии, а также его предысторию — события, происходившие в губернии Белгородской. Сборник имел обширные географические рамки (Орёл, Брянск, Севск, Болхов, Малоархангельск и т.д.) и по своему характеру напоминал журнал «Русская старина» в миниатюре — без сомнения, концепция столичного журнала послужила основой для работы Пупарева в области исторической фактологии Орловского региона. Необычайно широкой была тематика: распоряжения власти, ревизии, история храмов, устройство новых городов, дорог и мостов, учреждение почты и «приискание руды», мундиры чиновников, питейные сборы, недоимки, однодворцы, рекруты, поджигатели, разбойники, арестанты, «калмыки орловских купцов», снабжение курьеров кортиками.

Однако приводить «факты без оценок» не удавалось ещё ни одному историку. И пусть Пупарев не высказывал каких-либо выводов, уже сам подбор публикуемых документов показывал его весьма строгое и объективное отношение к делам дней минувших. Он рассказывал о сложной истории вокруг наследия Дмитрия Кантемира (аналогичной тяжбе была посвящён раздел «О произвольных действиях присутствующих Елецкого магистрата» [5, с. 162-164]), о самоуправстве помещиков (например, «О сопротивлении помещиков Бехтеевых исполнению судебного приговора» [5, с. 176-177]) и даже о сумасшествии поручика Шеталова. Современный любитель истории, пролистывая этот сборник, легко почувствует его родство с сюжетами лесковской прозы на орловские темы (заметим, что отец Н.С. Лескова был следователем уголовной палаты, да и сам будущий классик в этой палате служил помощником столоначальника.).

В 1874 году коллежский советник Пупарев был назначен секретарём губернского статистического комитета. Губернатор, в соответствии с «Положением о губернских и областных статистических комитетах», был его председателем, но в детали статистической работы обычно не входил. Именно секретарь занимался сбором статистических данных и сведений, их проверкой и обработкой. В 1877-1878 гг. в России проводилась Первая поземельная перепись. На основе её итогов Пупарев подготовил развёрнутую публикацию под названием «Статистическое исследование некоторых вопросов относительно экономического быта крестьян Орловской губернии». Первая часть увидела свет в 1882 году в 11 номерах «Орловских губернских ведомостей», вторая — в 1884 году в 17 номерах той же газеты. Характерно, что в тот период статистические сведения из Орловской губернии предоставлялись по запросам МВД, Департамента торговли и мануфактур, Министерства путей сообщения, Горного департамента, Комиссии для исследования железнодорожного дела в России, Пенсионной комиссии при Министерстве финансов и прочих ведомств [подробнее см.: 3]. Выполняя сбор и обработку статистической отчетности, обеспечивая проведение статистических обследований, Пупарев продолжал заниматься научно-исследовательской работой.

В 1877 году вышла в свет вторая книга Пупарева — «Материалы для истории и статистики Орловской губернии». Труд «весьма обстоятельный и добросовестный» [14, с. 3 (обл.)] был задуман составителем как сборник авторских исследований по истории Орловского края. Уже тогда в проблематике научно-исследовательских разработок Пупарева одно из главных мест заняли вопросы ранней истории губернии, истории городов. В книге были опубликованы статистические таблицы, исторические очерки («Орёл до обращения его в губернский город» [9, с. 1-46], «Город Елец в начале нынешнего столетия» [9, с. 47-58]), чертёж города Орла 1741 года.

Составитель отмечал в кратком предисловии: «В местных архивах, подвергавшихся неоднократно пожарам, нам удалось, однако, встретить несколько исторических, статистических и топографических сведений об Орле до обращения его в губернский город […]. Предлагаемая статья заключает свод собранных нами сведений, дополняющих труд г. Г. Пясецкого [13], а частью поправки к нему» [9, с. 1-2].

Рассказывая в очерке «Город Елец в начале нынешнего столетия» об истории женского монастыря, Пупарев упоминал о так называемых «самозваных монахинях» конца XVIII века, о том, как елецкие купцы поддерживали их материально. Приводя конкретные факты и ссылки на документы, он сделал примечание: «В статье «Материалы для истории и статистики г. Ельца, собранные Н. Ридингером» (Орловские губернские ведомости, 1865, № 35) сведения об этом монастыре изложены несколько иначе» [9, с. 58].

Был в сборнике и указатель статей, помещенных в неофициальной части «Орловских губернских ведомостей» в 1839-1875 гг. (первое библиографическое пособие, раскрывающее содержание данного периодического издания, — около 600 библиографических записей, в большинстве своём имеющих важное краеведческое значение). В составе сборника имелся первый в истории края свод археологических памятников Орловского края — «Древние городища и курганы в Орловской губернии», составленный Пупаревым по запросу Центрального статистического комитета на основе сведений, «доставленных волостными правлениями, некоторыми из мировых посредников и уездных исправников, а также известий, встречающихся в «Орловских губернских ведомостях»» [9, с. 59]. Необходимо отметить повышенный интерес Пупарева к археологии — он входил в состав подкомиссии «по выработке программы археологической карты» Орловской губернии [20, с. 3]. Это было время перехода от случайных раскопок к планомерному исследованию территорий, составлению документации и разработке классификации древностей. Примечательно, что в работе Пупарева содержатся, в частности, сведения о более чем 100 курганах, древних захоронениях, городищах Елецкого уезда [9, с. 100-106].

Более печатного листа в сборнике было посвящено вопросам истории образования. Так, в публикации «Новые материалы для истории воспитания в Орловской губернии» [9, с. 109-129], знакомя читателя с различными аспектами указанной темы, Пупарев обронил фразу: «Елец не мог пожаловаться, чтобы в нём некому было учить грамоте; мастеров этого дела здесь было всегда довольно» [9, с. 119]. Далее следовала показательная история о том, как в 1786 году елецких домашних учителей хотели проэкзаменовать в губернском центре на предмет знания педагогики, а воспротивившихся отдать под суд. Но и по сведениям 1790 года эта затея нисколько не продвинулась вперёд [9, с. 119-120].

Также отметим, что Пупарев, помимо прочего, составил два «Адрес-календаря Орловской губернии» (1878 и 1880 гг.). Подготовленные им книги отличались использованием большого количества архивных источников, были выполнены в соответствии с существующими профессиональными требованиями к публикации документов и соответствовали общему уровню развития исторической науки в России в целом.

В 1890 году Пупарев ушёл в отставку и свою краеведческую и публикаторскую деятельность продолжил уже в качестве члена Орловской учёной архивной комиссии («открытие» комиссии состоялось 11 июня 1884 года). Главными итогами деятельности Орловской ученой архивной комиссии (далее — ОУАК) стало основание исторического архива, губернского историко-археологического музея и научной библиотеки. Основными направлениями деятельности комиссии было коллекционирование предметов, публикация в «Трудах ОУАК» источников и исследований. На страницах «Трудов ОУАК» А.Г. Пупарев напечатал 11 рефератов, 74 копии документов, более 70 документов им были «пересказаны».

Как любил повторять востоковед И.Ю. Крачковский, учёному «за минуты синтеза надо платить годами анализа». Увы, при всей значительности сделанного Пупаревым заняться полноценным синтезом (например, написать монографию о том или ином периоде в истории Орловского края) в силу неизвестных нам причин не довелось. Он так и остался беспристрастным исследователем фактологии и пересказчиком фактов, хотя уже сам подбор данных фактов весьма часто был красноречив и не требовал дополнительных комментариев.

Приведём в качестве примера стиля краеведа-исследователя Пупарева отрывок из его работы «Пожертвования и повинности г. Орла в войну 1812 г.»: «В ноябре кн. Голенищев-Кутузов приказал учредить в Орле большой военный госпиталь на 1500 чел. больных и раненых воинов. Кроме сего следовало открыть госпиталь и в Болхове. Губернатор предложил было думе пригласить купечество к добровольному пожертвованию корпии, холста и рубашек для больных, но на эго пожертвование никто не отозвался. Между тем больные и раненые стали прибывать. Находилось уже в Орле 403 ч., а провианта на них не было. Губернатор распорядился, чтобы дума отпустила для них провианта на неделю, с возвратом из казны. Число больных и раненых со дня на день в Орле увеличивалось. Кроме казённых казарм, ими заняты были офицерский корпус (бывший губернаторский), казённый вице-губернаторский дом и гимназия. Но и этого было недостаточно. К 11 ноября больных и раненых было уже 2361, ожидалось и ещё прибытие их в Орёл. Пришлось потесниться в ранее занятых помещениях. В офицерском и вице-губернаторском домах было уже 1644 ч., к ним нашли возможным добавить ещё 396, в гимназии со 132 довести число больных до 300. Велено без всякого замедления очистить магистратский корпус и в нём поместить 150 ч. Кроме того заняты больными 21 частный дом. Дума, однако ж, не нашла удобным очищать помещение своё, магистрата, сиротского суда, архивов при них, указывая при этом и на необходимость в зале для собрания граждан и в помещении для набора рекрут, и просила разрешения нанять для причитающегося на магистратский корпус числа больных помещения в частных домах» [10].

Как видим, при всей сухости и, казалось бы, бесстрастности, Пупарев довольно прозрачно даёт понять читателю: провинциальное общество, а тем более его верхушка, увы, сдержанно отнеслись к призывам помочь армии в трудную годину. Провинция издавна была приучена «прибедняться» перед центральной властью и этой манере не изменяла даже в самых суровых испытаниях.

В «Трудах ОУАК» Пупарев опубликовал большой массив документов по истории Елецкого уезда и Чернавы, показав читателю особенности провинциальной жизни времён, когда восточная часть губернии Орловской была составной частью губернии Воронежской. Здесь были «Распоряжения преосвященного Тихона, епископа воронежского и елецкого», открывающие неизвестные грани деятельности этой незаурядной личности на архиерейской кафедре [19, с. 26-32]. Об экономике локального региона во второй четверти XVIII века шла речь в публикации «Чугуноплавильное производство в Елецком уезде» [18, с. 29-30]. Пупарев провёл историческое расследование похождений елецкого помещика многожёнца Апухтина, в улаживании «семейных дел» которого пришлось участвовать Екатерине II и Павлу I [19, с. 66-70].

Подводя итог обзору исторических трудов А.Г. Пупарева, сделаем вывод о том, что его вклад в становление и развитие краеведения невозможно переоценить. Подтверждением тому является сравнительный анализ деятельности ОУАК в разные десятилетия. Если для первого десятилетия были характерны регулярные публикации подборок документов, оригинальных трудов по истории края, то к началу XX века в работе комиссии обозначился явный спад. Причиной тому был уход из жизни виднейших членов комиссии А.Г. Пупарева и Г.М. Пясецкого.

Несколько слов о личной жизни краеведа. Разыскания орловского историка Е.Н. Ашихминой позволили установить, что женился Пупарев в сентябре 1879 года на 20-летней Софье Андреевне Богуславской, дочери умершего капитана 69-го пехотного батальона Андрея Виссарионовича Богуславского, венчание состоялось в Петропавловском кафедральном соборе Орла [2, л. 345]. Здесь же были крещены их дети: в 1883 году родился сын Аполлон, в следующем году — дочь Софья, но вскоре оба умерли [4, л. 22 об., л. 68 об., л. 104, л. 230 об.]. Однако, судя по упоминаниям в различных публикациях, семья Пупаревых, несмотря на эти утраты, была многодетной.

Умер Аркадий Гаврилович Пупарев 30 декабря 1894 года (11 января 1895 года) «в самой жалкой бедности и похоронен на средства некоторых частных благотворителей из высшего орловского общества» [17, с. 4.]. Его могила на Троицком кладбище в Орле утрачена.

17 января 1895 года, на первом заседании ОУАК, прошедшем после кончины Пупарева, членом комиссии о. Митрофаном Афонским была отслужена панихида по нему, а член комиссии С.Н. Савинов внёс предложение: «После смерти члена комиссии А.Г. Пупарева, одного из главных деятелей Орловской архивной комиссии, осталось многочисленное семейство без всяких средств к жизни. Имея в виду, что на днях последовало Высочайшее повеление об отпуске сумм в ведение Императорской академии наук для помощи нуждающимся литераторам и учёным, и принимая в соображение, что г. Пупарев известен своими трудами не только в Орловской архивной комиссии, но в некоторых периодических изданиях, например, «Русской старине», имеется немало статей г. Пупарева, [предлагаю] ходатайствовать перед Императорской академией наук о назначении пособия семейству Пупарева».

Заседание постановило: просить С.Н. Савинова собрать подробные сведения о семейном положении покойного Пупарева и представить их в комиссию, члена же комиссии Г.М. Пясецкого просить составить краткий очерк о деятельности г. Пупарева на поприще науки и затем, по собрании этих сведений, возбудить вышеуказанное ходатайство» [20, с. 1-2]. В этом же номере «Трудов ОУАК» была помещена посмертная публикация Пупарева — большая подборка «Черты из времён крепостного права» — фактов несправедливости и жестокости той эпохи [20, с. 11-36].

В итоге было составлено ходатайство в Постоянную комиссию при Петербургской Академии наук для пособия нуждающимся учёным, литераторам и публицистам с просьбой о поддержке семейства Пупарева. В документах ОУАК имеется свидетельство о продолжении этой истории. Так, на одном из заседаний комиссии было «доложено заявление г-жи Пупаревой, коим она ходатайствует о выдаче ей из средств комиссии 15 рублей на отправку сына её в Московское Строгановское рисовальное училище». Комиссия постановила: «выдать г-же Пупаревой просимую сумму» [21, с. 11].

На протяжении нескольких лет дети Пупарева, в том числе Андрей, «проявлявший способности к рисованию», получали денежные пособия, в частности, из средств ОУАК. Андрей Пупарев окончил Строгановское училище и стал художником, ещё в дореволюционные годы преподавал на земских педагогических курсах в Ярославле, в художественной школе в Москве, написал несколько книг по искусству [7; 8]. Его работы (иллюстрации к русским сказкам и фарфоровые медальоны) хранятся в фондах Орловского музея изобразительных искусств — автор не раз присылал их в дар родному городу [1, с. 38-39, 156-157].

В «Памятной книжке Орловской губернии за 1899 год» был напечатан небольшой очерк неизвестного автора о Пупареве, где, в частности, говорилось: «Извлекая с редкой энергией из архивов присутственных мест старинные документы, А.Г. способствовал правильному и всестороннему освещению весьма многих исторических событий прошлого времени; в особенности в этом отношении много потрудился Пупарев над разработкой и выяснением отрицательных сторон крепостного права […] А.Г., обладая глубоким и любознательным умом, в то же время всегда делился своими богатыми сведениями со всяким, кто пожелал бы обратиться к нему. Живя в последние годы своей жизни на самую скромную пенсию и незначительные литературные заработки, А.Г., благодаря своему высокогуманному отношению к людям, находил, однако, возможность на свои скудные средства содержать, кроме своей семьи, ещё посторонних воспитанников» [17, с. 3-4].

А.Г. Пупарев вошёл в число основоположников орловского краеведения, наиболее ярких деятелей губернского статистического комитета и учёной архивной комиссии, выступил в периодике автором множества публикаций, которые сохранили научную ценность до настоящего времени. Выдержки из его статей и книг можно найти в трудах многих поколений исследователей. Однако богатейшее наследие Пупарева остаётся пока ещё далеко не освоенным материалом для размышлений. Работы Пупарева не переиздавались после его смерти.

Заслуги Аркадия Гавриловича Пупарева не раз отмечались в научных работах, посвящённых вопросам становления исторического краеведения. Своим неустанным трудом он способствовал формированию в Орловской губернии прочной интеллектуальной и исследовательской базы (краеведческий музей, научно-исследовательские фонды, сборники документов и периодические издания), а также традиций, на основе которых краеведение региона получило своё развитие в последующие годы.

Список литературы / Spisok literatury

На русском

  1. Завещано Орлу: словарь дарителей / Орловский музей изобразительных искусств; сост. В. Василенко, Е. Мережкина и др. — Орёл, 2005.
  2. Книга записи брачных обысков Петропавловского собора города Орла за 1870-1880 гг. — ГАОО. Ф. 101. Оп. 1. Д 3249.
  3. Левин Ю.А. Жизнь и деятельность секретаря Орловского губернского статистического комитета А.Г. Пупарева. — Режим доступа: http://orel.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/orel/ru/about/history_of_region_statistics.
  4. Метрические книги Петропавловского кафедрального собора города Ор-ла за 1883-1885 гг. — ГАОО. Ф. 101. Оп. 1 Д. 3254.
  5. Орловская старина: Исторические сведения об Орловской губернии, из-влеченные из архивов А. Пупаревым. Т. 1. — Орёл, 1872.
  6. Памятная книга Казанской губернии на 1868/69 г. — Казань, 1868.
  7. Пупарев А.А. Педагогическое рисование: пособие для учащих. — М., 1915.
  8. Пупарев А.А. Художественная эмаль. — М., 1948.
  9. Пупарев А.Г. Материалы для истории и статистики Орловской губернии. — Орёл, 1877.
  10. Пупарев А.Г. Пожертвования и повинности г. Орла в войну 1812 г. // Труды Орловской учёной архивной комиссии. — 1890. — Вып. IV. — С. 15-21.
  11. Пупарев А.Г. Убийство любовницы графа Аракчеева Настасьи Шум- ской. 10 сентября 1825 года. (Рассказ по подлинному сенатскому делу) // Русская старина. — 1871. — Т. IV. — С. 262-294.
  12. Пупарев А.Г. Убийство любовницы графа Аракчеева Настасьи Шум- ской, 10 сент. 1825 г. — СПб.: тип. В. Головина, 1871.
  13. Пясецкий Г.М. Исторические очерки города Орла (в связи с судьбою прочих городов Орловской губернии). — Орёл, 1874.
  14. Русская старина. — 1878. — № 10.
  15. Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб., 1864. — Т. 1. Стихотворения. Ч. I.
  16. Список чиновников и канцелярских служителей Канцелярии орловского губернатора (апрель 1880 г.). — ГАОО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 3684. Л. 51.
  17. А.С. Тарачков и А.Г. Пупарев // Памятная книжка Орловской губернии на 1899 год: отдел II. — Орёл, 1899. — С. 3-4.
  18. Труды Орловской учёной архивной комиссии. — 1893. — Вып. I.
  19. Труды Орловской учёной архивной комиссии. — 1893. — Вып. II.
  20. Труды Орловской учёной архивной комиссии. — 1895. — Вып. I.
  21. Труды Орловской учёной архивной комиссии. — 1895. — Вып. III.

English

  1. Zaveshhano Orlu: slovar’ daritelej / Orlovskij muzej izobrazitel’nyh iskusstv; sost. V. Vasilenko, E. Merezhkina i dr. — Orjol, 2005.
  2. Kniga zapisi brachnyh obyskov Petropavlovskogo sobora goroda Orla za 1870-1880 gg. — GAOO. F. 101. Op. 1. D 3249.
  3. Levin Ju.A. Zhizn’ i dejatel’nost’ sekretarja Orlovskogo gubernskogo statisticheskogo komiteta A.G. Pupareva. — Rezhim dostupa: http://orel.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/orel/ru/about/history_of_region_statistics.
  4. Metricheskie knigi Petropavlovskogo kafedral’nogo sobora goroda Orla za 1883-1885 gg. — GAOO. F. 101. Op. 1 D. 3254.
  5. Orlovskaja starina: Istoricheskie svedenija ob Orlovskoj gubernii, izvlechennye iz arhivov A. Puparevym. T. 1. — Orjol, 1872.
  6. Pamjatnaja kniga Kazanskoj gubernii na 1868/69 g. — Kazan’, 1868.
  7. Puparev A.A. Pedagogicheskoe risovanie: Posobie dlja uchashhih. — M., 1915.
  8. Puparev A.A. Hudozhestvennaja jemal’. — M., 1948.
  9. Puparev A.G. Materialy dlja istorii i statistiki Orlovskoj gubernii. — Orjol, 1877.
  10. Puparev A.G. Pozhertvovanija i povinnosti g. Orla v vojnu 1812 g. // Trudy Orlovskoj uchjonoj arhivnoj komissii. — 1890. — Vyp. IV. — S. 15-21.
  11. Puparev A.G. Ubijstvo ljubovnicy grafa Arakcheeva Nastas’i Shumskoj. 10 sentjabrja 1825 goda. (Rasskaz po podlinnomu senatskomu delu) // Russkaja starina. — 1871. — T. IV. — S. 262-294.
  12. Puparev A.G. Ubijstvo ljubovnicy grafa Arakcheeva Nastas’i Shumskoj, 10 sent. 1825 g. — SPb.: tip. V. Golovina, 1871.
  13. Pjaseckij G.M. Istoricheskie ocherki goroda Orla (v svjazi s sud’boju prochih gorodov Orlovskoj gubernii). — Orjol, 1874.
  14. Russkaja starina. — 1878. — № 10.
  15. Sochinenija Derzhavina s ob#jasnitel’nymi primechanijami Ja. Grota. — SPb., 1864. — T. 1. Stihotvorenija. Ch. I.
  16. Spisok chinovnikov i kanceljarskih sluzhitelej Kanceljarii orlovskogo guber- natora (aprel’ 1880 g.). — GAOO. F. 4. Op. 1. D. 3684. L. 51.
  17. A.S. Tarachkov i A.G. Puparev // Pamjatnaja knizhka Orlovskoj gubernii na 1899 god: otdel II. — Orjol, 1899. — S. 3-4.
  18. Trudy Orlovskoj uchjonoj arhivnoj komissii. — 1893. — Vyp. I.
  19. Trudy Orlovskoj uchjonoj arhivnoj komissii. — 1893. — Vyp. I.
  20. Trudy Orlovskoj uchjonoj arhivnoj komissii. — 1895. — Vyp. I.
  21. Trudy Orlovskoj uchjonoj arhivnoj komissii. — 1895. — Vyp. III.