Персоналии в разведке: из досье германских спецслужб на Среднем Востоке

Одно из зданий Абвера. Берлин (архивный фотоснимок)

Аннотация

Статья посвящена деятельности германской разведки на Среднем Востоке накануне Первой мировой и в годы Второй мировой войны. Использованы материалы из российских архивов, ранее недоступные для российских исследователей. Раскрыта специфика методов и приемов, которые использовали германские спецслужбы в восточных странах, дана характеристика отдельным персоналиям, чья тайная деятельность служила интересам Второго и Третьего рейхов. В отличие от прежних работ, посвященных данной теме, в статье четко прослеживается личностный фактор в освещении событий тех лет. Другая особенность – преодоление авторами идеологических догм недавнего прошлого, характерных для советской историографии.

Аннотация, ключевые слова и фразы: Германия, Средний Восток, спецслужбы, разведка, Оскар Нидермайер, Вернер Гентиг, Франц Майер, Бруно-Шульце Хольтус.

Annotation

The article is devoted to the activities of German intelligence in the Middle East on the eve of World War I and during the Second World War. Used materials from Russian archives previously inaccessible for Russian researchers. Specificity of methods and techniques used by the German secret services in the Eastern countries, the characteristic of the individual person, whose clandestine activities serve the interests of the Second and the Third Reich. Unlike previous works on the topic, the article clearly traced the personal factor in the coverage of the events of those years. Another feature – the overcoming of ideological dogmas of the authors of the recent past, characteristic of Soviet historiography.

Annotation, key words and phrases: Germany, the Middle East, security services, intelligence, Oskar Niedermayer, Werner Hentig, Franz Mayer, Bruno Schulze-Holtus.

О публикации

История разведывательных служб изобилует множеством ярких персоналий. Документы о работе этих специалистов обычно хранятся под грифами «секретно», «совершенно секретно» и поэтому недоступны широкой общественности. Некоторые материалы рассекречены в России только в XXI веке, да и то выборочно. В связи с этим различные аспекты, детали и обстоятельства тайных операций, настоящие имена разведчиков исследователям предстоит еще уточнить и тщательнее изучить. Канариса и Шелленберга, например,
знают многие, а вот о других мастерах своего дела известно сравнительно мало.

В данной статье речь пойдет о германских разведчиках, работавших в государствах Среднего Востока (Иране и Афганистане) накануне и в годы двух мировых войн XX столетия. Их деятельность в то время оказывала определенное влияние на ход многих событий и даже сейчас, спустя десятки лет, представляется все еще актуальной и недостаточно изученной.

В истории разведки кайзеровской Германии особое место занимают такие «знатоки Востока», как Оскар Нидермайер, Вернер Гентиг и Вильгельм Васмус. Они активно трудились на благо Второго рейха в Персии и Афганистане около ста лет назад.

Оскар фон Нидермайер, родившийся в 1885 году в Баварии, еще в 1912 году был направлен в составе научной экспедиции Мюнхенского университета на Восток. В течение двух лет он посетил Индию, Аравию, Египет, Палестину, но большую часть времени провел в Персии [3; 20, с. 57]. В августе 1914 года лейтенант Нидермайер в составе десятого артиллерийского полка отправился на Западный фронт, но уже в октябре 1914 года его отозвали в Берлин для выполнения секретной миссии на Востоке. В её составе изначально насчитывалось около 350 человек (по разным данным эта цифра колеблется от 80 до 350 – В.Р.): кроме немецких агентов, были также турецкие, австрийские офицеры, индийские националисты Махендра Пратап, Мухаммад Баракатулла и другие, которые рассчитывали с помощью немцев освободить Индию от британского владычества. Возглавлял миссию ставший уже к тому времени капитаном германского Генерального Штаба Оскар Риттер фон Нидермайер, а дипломатическое руководство было возложено на капитана Вернера Отто фон Гентига [12, с. 99, 112].

По первоначальному проекту миссию должен был возглавить опытный разведчик Вильгельм Васмус, германский консул в Бушире в 1913-1914 гг., но из-за ситуации на юге Персии он вынужден был покинуть ее состав, а руководство проектом, с согласия Берлина, было передано О. Нидермайеру. Он не только хорошо знал местность и обычаи населения, но и был членом тайной секты бехаитов, которые оказали немцам большую помощь во время пути. Руководители миссии должны были любыми средствами вовлечь Афганистан в войну против Англии и царской России, прибегнув в случае необходимости даже к организации государственного переворота; активизировать борьбу афганских племен на границе с Индией; координировать действия германо-турецкой агентуры в Центральной Азии; а также более подробно изучить район предполагаемых военных действий [18, s. 69, 71].

За относительно короткий период Нидермайер провел в Афганистане ряд мероприятий, которые вызвали у англичан большое беспокойство. Так, например, по его инициативе на границе с Индией проводились маневры афганских войск, и был устроен артиллерийский полигон, где постоянно велись стрельбы. Под руководством немецких офицеров была построена оборонительная линия по защите Кабула, которая демонстративно направлялась против южного соседа. Нидермайером было также организовано строительство больницы. Всё это вынуждало англичан держать в Индии на афганской границе группировку войск численностью до 80 тыс. человек [6, с. 74].

В конечном счете Афганистан сохранил нейтралитет в Первой мировой войне, а миссия Нидермайера-Гентига не добилась нужных результатов. Основная часть немецких агентов покинула Кабул 22 мая 1916 г. [13, с. 93]. Небольшой отряд Нидермайера на обратном пути через Персию, наводненную русскими войсками, добрался до Турции, а оттуда уже отправился в Германию. В марте 1917 г. Оскар Нидермайер был принят императором Вильгельмом II, который наградил его орденом за операции в Афганистане и Персии [17, с. 143]. Этот факт, на наш взгляд, доказывает значимость деятельности этого разведчика для внешней политики Второго рейха.

После Второй мировой войны О. Нидермайер, успевший к тому времени поработать и на Третий рейх, оказался в советском плену и на допросе о своей деятельности в Афганистане 1915-1916 гг. сообщил следующее: «Нам удалось организовать повстанческое движение отдельных племен против англичан. В племена была внедрена немецкая агентура, которая провела большую работу по разжиганию ненависти в этих племенах к англичанам. Обычно мы вербовали вождей племен. При вербовке использовалась личная материальная заинтересованность (вождям племен мы преподносили ценные подарки) и демагогическая агитация. Было также налажено тайное снабжение оружием враждебных англичанам племен. За время нахождения в Афганистане я нелегально встречался с вождями племён, проникавших в западные части Индии» [цит. по: 14, с. 63].

Что же касается Вернера Гентига, то известно, что он с 1909 г. состоял на дипломатической службе, а в 1913-1914 гг. был секретарем посольства Германии в Тегеране [16, с. 23]. Находясь в составе миссии Второго рейха в Афганистане, он вместе с О. Нидермайером призывал к восстанию против англичан пуштунские племена, жившие на границе с Индией. Кроме того, афганского эмира Хабибуллу-хана немецкий дипломат всячески убеждал присоединиться к джихаду, объявленному османским султаном странам Антанты. После окончания Первой мировой войны В. Гентиг занимался эвакуацией немецких военнопленных из Сибири. В 1930-е гг. он был немецким генеральным консулом в Сан-Франциско и Боготе, где на него в 1935 г. было совершено покушение. В 1937-1939 гг. Гентиг возглавлял восточный отдел Имперского министерства иностранных дел.

Еще один германский разведчик, Вильгельм Васмус, с 1906 г. состоял на дипломатической службе. В 1909 г. он был назначен сначала вице-консулом в персидский Бушир, а с 1913 г. находился там уже в качестве консула Германии. Васмус, верно служа своему Отечеству, чтил и соблюдал местные обычаи, чем вызывал уважение и признательность влиятельных персидских кругов, знал классический фарси, а также владел наречиями многих племён Среднего Востока. По натуре типичный колонизатор викторианской эпохи, он считал, что мир должен принадлежать белому человеку, лучше всего немцу. Кайзер Вильгельм II знал об успехах энергичного молодого консула на поприще установления добрых отношений с персами. По его личному указанию Васмусу повысили оклад и увеличили суммы на пропаганду и представительство.

В белых одеяниях бедуина, с маузером за поясом, бегло говоря на фарси и выставляя себя новообращенным мусульманином, Васмус организовал антибританское восстание среди кашкайцев и других местных племён. Он убеждал простодушных персов, что кайзер принял ислам, а сам он регулярно контактирует с ним по радио. Для этого Васмус ставил целые представления: надевал наушники, выдвигал какую-то антенну и с помощью магнита вызывал искры в темноте, утверждая, что получает «личные послания» от кайзера и султана к конкретным вождям племён [5, с. 74]. Бывший консул Германии быстро стал занозой для британцев в регионе. Англичане даже называли Васмуса по аналогии со знаменитым Лоуренсом Аравийским – Васмусом Персидским. В конце войны этот «виртуоз» Второго рейха оказался у англичан в плену и вернулся в Германию лишь в 1920
году.

По мнению английского исследователя Е. Кукриджа, организатором системы германского шпионажа в Персии на первых порах стал известный археолог доктор Макс фон Оппенгейм, имевший еврейское происхождение [8, с. 235-236], что, однако, не помешало ему после прихода к власти Гитлера верой и правдой служить новому режиму.

Действительно, в некоторых ведомствах Третьего рейха на происхождение особо ценных сотрудников могли смотреть сквозь пальцы. И это несмотря на то, что все евреи согласно действовавшему тогда германскому законодательству должны были покинуть государственную службу до 31 декабря 1935 г. Достаточно вспомнить крылатую фразу Г. Геринга — «В моем ведомстве я определяю, кто еврей, а кто не еврей». Этим же принципом руководствовался Ф. Канарис. И доктор М. Оппенгейм, имевший репутацию известного археолога и автора крупных научных трудов, пользовался покровительством шефа абвера. Гестапо им не интересовалось. А причина проста: еврейское происхождение и научная деятельность служили прекрасным прикрытием для других, более серьезных дел.

Следует сказать, что в карьере Ф. Канариса евреи играли важную и странную роль. Эта противоречивость в отношении евреев была характерной чертой его натуры, о которой так много спорили и которая остается необъяснимой. В годы нацистской диктатуры адмирал помогал многим евреям бежать из Германии. Он упрямо продолжал это делать даже тогда, когда его враги узнали об этом [15, с. 64]. И когда гестаповцы занялись расследованием этого факта, у Ф. Канариса была готова версия: евреи – прекрасные агенты за границей.

Действительно, еще в годы Первой мировой войны М. Оппенгейм сотрудничал с германским министерством иностранных дел, основав с его помощью так называемое Агентство восточных новостей. Затем он издавал журнал с характерным названием «Джихад», на страницах которого пропагандировалась идея всеобщего антибританского восстания мусульман под эгидой Германии. До конца своих дней М. Оппенгейму не давала покоя мысль стать вторым Лоуренсом Аравийским, с которым он имел счастье быть лично знакомым.

На первых порах германское руководство дало своим агентам в Иране задания: собирать информацию об Абадане – «сердце» Англо-иранской нефтяной компании (АИНК) и вести шпионскую деятельность против СССР.

В Исфахане, центре персидского текстиля, была оборудована тайная штаб-квартира, координировавшая деятельность немецкой агентуры на юге страны. Возглавил его проживавший в Иране с начала ХХ в. Шюнеман. Совместно с военным атташе германской дипломатической миссии он развил энергичную деятельность по привлечению на сторону Германии вождей иранских кочевых племен. Кашкайцы и бахтиары, у которых на вооружении было четыре тысячи винтовок, стали поддерживать с ним регулярные связи [19, p. 289; 1, с. 93].

Координировать разведывательную деятельность на севере Персии было поручено Вольфу и Платте, работавшим под прикрытием транспортной конторы «Нувель Экспресс» в Пехлеви. Вольф хорошо знал русский и персидский языки, много лет прожил в этой восточной стране и, как результат, создал на побережье Каспийского моря разветвленную шпионскую сеть [4, с. 9].

После отставки американского финансового советника Мильспо в 1927 г. на эту должность был приглашен немец Линденблатт, который впоследствии был назначен директором Национального банка, а на должность финансового советника – другой немец, Шнивенд.

Таким образом, можно говорить о том, что, несмотря на общую слабость, Веймарской республике удалось заложить основы для восстановления германских позиций на Среднем Востоке, прежде всего, в Персии. Развивать эти успехи предстояло уже в годы нацистской диктатуры.

По данным советской разведки, со второй половины 1930-х гг. резидентуру абвера в Иране возглавлял некий Шпект, работавший под прикрытием коммерческого атташе [7, с. 331].

По свидетельству архивных документов, в частности сообщения секции централизации сведений 2-го бюро Генерального штаба французской армии в Генштаб о деятельности иностранных разведок против СССР с территории Ирана, деятельность немецкой разведки в Иране в середине 1939 г. была чрезвычайно активна. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно привести красноречивый факт работы германских специалистов на всех оружейных фабриках Ирана [10, с. 69].

«…Операциями руководит из Берлина служба военной разведки… Они (немцы) намерены воспользоваться обстоятельствами в случае внутренних волнений в СССР для отторжения нефтяных районов Азербайджана (Баку). Но их больше не устраивает идея присоединения этих районов к Турции… Немцы стоят за присоединение этих районов к такой державе, которая в ответ предоставит им право преимущества на Кавказе. Представляется вероятным, что в настоящее время немцев интересует Иран, в направлении которого они уже сделали огромные усилия в области экономической экспансии. Такое предложение поступило к ним со стороны Грузинского комитета в Париже через своего представителя в Тегеране. Этот проект соответствует также направлению Лиги действия Германии на Востоке… Реализация этого проекта, очевидно, облегчается наличием обострения отношений между СССР и Ираном в связи с высылкой из СССР части иранцев, проживающих на Кавказе, а также планов шаха относительно Азербайджана, владение которым дало бы ему выход к Черному морю и к источникам нефти – Баку. Прибытие в Тегеран в конце июля одного из представителей службы военной разведки в Берлине и создание новой службы в Тегеране должно рассматриваться как проявление изменений в политической ориентации Германии» [9, с. 333-334].

Успех в «тайной» войне, которую развернул Третий рейх на Среднем Востоке, должны были обеспечить лучшие германские агенты – знатоки этого региона, мастера маскировки и провокаций. Прежде всего, это офицеры СД Франц Майер и Роман Гамотта – самые опытные германские агенты, когда-либо орудовавшие в Иране.

Особая роль отводилась Францу Майеру – хладнокровному заговорщику, непревзойденному актеру в любой роли. Ни в одном из доступных в наше время источников нет фотографии этого аса германской разведки. Есть только словесное описание. Среди документов из Архива службы внешней разведки России удалось обнаружить ориентировку на Ф. Майера. Приведем ее с незначительными сокращениями: Франц Майер – человек высокого роста, с круглым лицом, голубыми глазами, с длинными зачесанными назад волосами. Особые приметы: слева от глаза до уха тянется шрам, а на груди виднеются следы ожога – результат ранения, полученного во время польской кампании.

Германский посланник в Тегеране позаботился о том, что эсэсовец по прибытии в Иран нашел себе «работу». Сначала он «трудился» советником на пароходной фирме «Нувель Иран Экспресс», а позднее на строительстве железной дороги и радиозаводе [2, л. 1]. Вполне понятно, что вся эта деятельность была всего лишь прикрытием.

Приезд Ф. Майера в Иран состоялся в октябре 1940 г., после чего разведывательная работа в этой стране была поставлена на профессиональный уровень. Ф. Майер и его люди собирали информацию для германского военного командования. Его агентура принимала участие в покушениях, диверсиях и влияла на настроения иранской общественности.

Франц Майер, как правило, наносил визиты своим людям ночью. Он часто изменял внешность и всегда держал наготове два револьвера, даже если ложился спать. На его явочной квартире всегда были запасы шпионского реквизита, без которого не обходится ни один шпионский роман: здесь был и секретный передатчик, оружие, накладные бороды и парики, маски, яд и средства тайнописи.

Перенесемся на несколько лет вперед от описываемых событий и скажем о том, что в ноябре 1943 г. именно Франц Майер мог воплотить коварный замысел Гитлера по ликвидации «Большой тройки» в Тегеране. Только грамотная работа советских спецслужб сорвала эти замыслы. Истории было суждено, что имя этого разведчика известно узкому кругу историков спецслужб. А все могло сложиться иначе. Несостоявшийся «подвиг» Франца Майера имел шанс затмить все достижения Отто Скорцени. Но И. Сталин, Ф.Д. Рузвельт и У. Черчилль вернулись из Тегерана целыми и невредимыми.

Не менее загадочной фигурой выглядит другой разведчик, Роман Гамотта. Прежде всего, возникают сомнения в подлинности этого имени. Не скрывалась ли под этим именем иная, покрытая мраком и завесой тайны фигура? Мы до сих пор не может дать четкого ответа на этот вопрос.

Говоря об организации шпионской работы на Среднем Востоке, следует обратить внимание на важную деталь, о которой не имеют представления авторы современных шпионских романов и около исторических опусов. Сущность агентурного дела такова, что количество агентов (советские историки традиционно упирали на большую численность германской агентуры в Иране) еще не признак качества их работы. Большинство агентов сведения не добывают, т.е. разведывают их в прямом смысле слова, а банально «придумывают». У каждого такого агента бурная фантазия, и в расчете на получение вознаграждения они готовы сочинить какие угодно легенды. Отсюда главная задача профессионального разведчика, какими были Франц Майер и Роман Гамотта, — отделить истинную информацию от словесной шелухи. Более или менее правдоподобные сведения можно получить от агентов, работающих на идейной основе. Такими агентами для нацистов могли быть иранские националисты, а для спецслужб Советского Союза – местные коммунисты, убежденные приверженцы социализма. В связи с вышесказанным становится ясно почему провалы чаще всего встречались в работе британской разведки. Особенность вербовки в Secret Intelligence Service – ставка на платных агентов, что приводило к плачевным результатам. Консервативные британцы всегда смотрели с подозрением на потенциальных агентов, готовых работать за ценности «свободного мира».

В апреле 1941 г. в Иран прибыл опытный сотрудник абвера, знаток восточной философии Юлиус Шульце-Хольтус, который с первых дней своего пребывания в стране развернул активную шпионскую работу. Этот рыцарь «плаща и кинжала» особо интересен тем, что стал одним из немногих среди немецких разведчиков, опубликовавших после войны воспоминания о своей работе в Иране. Шеф абвера Ф. Канарис часто повторял: «Разведка – занятие для джентльменов». И одним из таких «джентльменов» был Ю. Шульце-Хольтус.

Прибыв на Средний Восток, Ю. Шульце-Хольтус стал работать под прикрытием вице-консула в Тебризе. Дипломатический статус оказался весьма кстати, так как позволил ему без лишних проволочек получить транзитную визу для поездки в приграничные области СССР. Б. Шульце-Хольтус быстро освоил тонкости жизни в этой восточной стране [11, с. 41]. Там, где ему не хватало опыта, он полагался на своих помощников из числа националистов. Весной 1941 г. Ю. Шульце-Хольтус совершил несколько поездок в Советский Азербайджан, собрав ценный материал о нефтехранилищах, расположении воинских частей, аэродромах. Каждому интересующему абвер объекту была дана краткая характеристика.

Таким образом, в первый период Второй мировой войны приоритетом в политике нацистов на Ближнем и Среднем Востоке стал Иран. Берлин активно вел пропаганду в этой стране, создавал здесь центры шпионажа, направив сюда опытных разведчиков.

Кратко характеризуя итоги их деятельности, отметим, что сотрудники кайзеровских и нацистских спецслужб, профессионально выполняя поставленные перед ними задачи в Азии, смогли отвлечь (хотя бы частично) силы своих противников от европейского театра военных действий. Несмотря на то, что цели многих тайных операций, миссий не были достигнуты в полной мере, разведчики получили бесценный опыт и способствовали росту политического влияния Германии на Среднем Востоке в ходе мировых войн XX столетия.

Список литературы / Spisok literatury

  1. Агаев С.Л. Германский империализм в Иране. Веймарская республика и третий рейх. М.: Наука, 1969.
  2. Архив службы внешней разведки России (АСВРР). Д. 28211. Т. 5.
  3. Документы об Оскаре фон Нидермайере: https://portal.dnb.de/opac.htm?method=simpleSearch&query=11858779X (сайт Немецкой национальной библиотеки).
  4. Ерусалимский А.С. Иран. Стенограмма публичной лекции. М.: б.и., 1944.
  5. Звонарев К.К. Агентурная разведка. В 2-х т. Т. 2: Германская агентурная разведка до и во время войны 1914-1918 гг. М.: IV упр. штаба РККА, 1931.
  6. Колесников В. Тайная миссия Нидермайера // Разведчики и шпионы. М.: XXI век – Согласие, 2000.
  7. Костромин Л.П. Противоборство с фашистской агентурой в Иране // Очерки истории российской внешней разведки: в 6-и т. Т. 4 (Советская разведка в годы Великой Отечественной войны). М.: Международные отношения, 1999.
  8. Кукридж Е.Х. Тайны английской секретной службы. М.: Воениздат, 1959.
  9. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. 1. М.: Книга и бизнес, 1995.
  10. Оришев А.Б. Гитлер вербовал союзников на Среднем Востоке // Военно-исторический журнал. 2002. № 8. С. 68-71.
  11. Оришев А.Б. Тайная война спецслужб в Иране // Военно-исторический журнал. 2003. № 5. С. 40-45.
  12. Панин С.Б. Германо-турецкая миссия в Афганистане в годы Первой мировой войны // Вопросы истории. 2013. № 10. С. 99-114.
  13. Ряполов В.В. Центральная Азия в политике кайзеровской Германии. М.: РИОР: ИНФРА-М, 2012.
  14. Тихонов Ю.Н. Афганская война Сталина. Битва за Центральную Азию. М.: Эксмо, Яуза, 2008.
  15. Хавас Л. Покушение на «Большую тройку». М.: Вече, 1999.
  16. Халфин Н.А. Заря свободы над Кабулом. М.: Наука, 1985.
  17. Широкорад А.Б. Персия-Иран. Империя на Востоке. М.: Вече, 2010.
  18. Hentig W.O. von. Meine Diplomatenfahrt ins verschlossene Land. Wien, 1918.
  19. Pal Dh. Campaign in Western Asia. Official History of the Indian Armed Forces in the Second World War. 1939-1945. Calcutta: Bisheshwar Prasad, 1957.
  20. Seidt H. Berlin, Kabul, Moskau. Oskar Ritter von Niedermayer und Deutschlands Geopolitik. Munchen, 2002.